Фундаментальные основы славизма

Фундаментальные основы славизма

В связи с обострением российско-украинских отношений отдельные политики, журналисты в средствах массовой информации часто повторяют «мы славяне». Однако дальше констатации этого факта дело не идет. Еще в XIX веке русский философ К.Н. Леонтьев сокрушался по поводу отсутствия научного обоснования славизма.

Если скажем китаизм, – рассуждал он, – то всем сразу понятно – это китайская культура; скажем европеизм, то… это целостная романо-германская культура. Где же подобная, ясная, общая идея славизма? Где соответственная этой идее яркая и живая историческая картина?». На основе анализа трудов предшественников, современных достижений славяноведения попытаемся определить исторические этапы развития славянской цивилизации, фундаментальные основы славизма, как её идеологического базиса, законы и закономерности, определяющие его сущность. В связи с углублением противостояния западной и славянской цивилизаций в этом есть настоятельная необходимость.

Русский ученый славист В.И. Ламанский по этому поводу писал: «Славянское дело вообще и все западнославянские вопросы в частности принадлежат не к области только прошедшего, не одного настоящего, но и дальнего будущего. Все эти вопросы далеко не так просты и ясны, как оно представляется многим оптимистам: но не во гневе будь сказано и пессимистам: при всей своей трудности и запутанности, эти вопросы всячески принадлежат к разряду вопросов, доступных человеческому разумению и поддающихся энергическим усилиям и совокупной деятельности нескольких поколений. Это, во всяком случае, вопросы чисто человеческие и исторические, и потому, так или иначе, разрешимые в сем мире, а не в будущем»[1].

В монографии «Славянская идеология» (М. 2014) я исследовал историю развития славянской идеи и пришел к выводу: славизм – это общественно-политическое течение, выступающее за единение славянских народов, родственных по языку и культуре, имеющих общие традиции, нравственные ценности и верования. В иерархии социальных идей славизм занимает место между национализмом и интернационализмом. Истоками славизма являются:

 народные сказания, легенды и мифы о зарождении славянских народов;

– свидетельства античных и средневековых авторов о генетической и языковой близости славянских народов;

– Труд Мавро Орбини «Славянское царство» и другие исследования истоков славянской цивилизации;

– югославский иллиризм, словацкий панславизм, чешский австрославизм, русское славянофильство;

– теория культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского;

– славяноведение как наука о славянском мире;

– международное славянское движение как социальная практика.

I. Кровное родство — основа славянской взаимности

Генетики утверждают об едином истоке происхождения славян. А археологические и топонимические исследования подтверждают, что первичной прародиной славян была Югра – регион, охватывающий северо-восток Европы, Урал и Нижнюю Обь – область обитания уральской расы (по сведениям Большой советской энциклопедии). Здесь находились Гиперборея греков, Калама шумеров, Семиречье индов, Беловодье русских. После космической катастрофы, произошедшей 23 тыс. лет до н.э. и отмеченной в преданиях 140 народов как Вселенский потоп, наступили «злые холода», вынудившие людей покидать благодатный прежде край и искать новые места обитания. Отсюда вышли пеласги, которые обосновались в Греции, поляне, заселившие Новгородскую землю, Приднепровье и Польшу, скифы, венеды, ваны, вандалы и др. Великое переселение народов в Европу началось в VI тысячелетии до н. э. когда освободившиеся от ледника европейские просторы стали пригодны для жизни (археологическая культура линейно-ленточной керамики).

В Мазуринском летописце[2] указывается время, когда этноним «славяне» появился на Русском Севере: «Лета 3113 (2385 г. до н. э.) великий князь Словен поставиша град и именоваша его по имени своем Словенск, иже ныне зовется Великий Новград, от устие великого озера Ильмера по реце Волхову полтретья поприща. И от того времени новопришельцы скифы начаша именоватися словяня…».

Хорват Мавро Орбини в своем исследовании «Славянское царство» (1601 г.) на основе изучения трудов более 300 историков античного и средневекового периода, сделал вывод, что славянами считались такие могущественные народы как вандалы, бургунды, готы, остготы, вестготы, гепиды, геты, аланы, верлы, или герулы, авары, скирры, гирры, меланхлены, бастарны, певкины, даки, шведы, норманны, фенны, или финны, укры или украны, маркоманы, квады, фракийцы и иллирийцы. «Были также и венеды, или генеты, занявшие побережье Балтийского моря, и делившиеся на многие племена, а именно на поморян, вильцев, ран, варнавов, ободритов (бодричей), полабов, вагров, глинян, доленчан, ратарей, или рядуров, черезпенян, хижан, герулов, или гельвельдов, любушан, вилинов, стодорян, брежан и многих других, о которых можно прочесть у пресвитера Гельмольда. Все они были одного и того же славянского племени»[3].

Несмотря на значительные этнические потери, и сегодня славянская семья народов – крупнейшая в Европе и состоит из трех ветвей, отличающихся некоторыми культурными особенностями: восточнославянская (русские, русины, украинцы, белорусы), западнославянская (поляки, чехи, словаки, кашубы, лужичане), южнославянская (болгары, боснийцы, сербы, хорваты, словенцы, македонцы, черногорцы). Перед Второй мировой войной к славянам причисляли и литовцев. Всего в мире насчитывается более 300 миллионов славян. Возникновение в 1941 году в США антифашистского движения свидетельствует, что феномен этнической идентичности всегда был и будет сильнейшим аргументом славянской взаимности.

Родная земля. Славянские народы заселили огромные пространства Европы и Азии от Атлантики и Адриатического моря до Тихого океана и живут на своей земле. Сегодня славянский мир занимает территорию Евразии от восточных склонов Альп до Тихого океана, от Балтики и Северного Ледовитого океана до Черного и Каспийского морей.

II.Основоположники славизма

Мавро Орбини

Славянская цивилизация является основой многополярного мира. Больший вклад в развитие славянской идеи и славяноведения как науки внес хорват Мавро Орбини (итал. Mauro Orbini) (1563? — † 1614) из Дубровника, издавший в 1601 г. уникальный по своему значению труд «Славянское царство». Опираясь на книги более 300 предшественников, он исследовал общую славянскую историю, язык, быт и другие проявления культурных традиций славянских народов, географию их расселения и таким образом стал основателем славянского просвещения. В предисловии к труду Орбини писал: «Собрав воедино все самое важное, что было рассеяно по разным книгам, я захотел опубликовать все эти сведения во славу всех славян, которых прошу благосклонно принять плоды моих трудов как память и свидетельство величия своих предков, как ясный знак их доблести и, наконец, как собственное достояние»[4]. В качестве источников о Московии Мавро Орбини неоднократно упоминает «Русские летописи» Еремея Русского (1227 г.), сочинение Пьера Франческо Джамбулари, Ивана Готского, о которых нет сведений в отечественной историографии.

Труд Орбини сохранил немало литературных жемчужин. К ним можно отнести очерк истории славянской письменности; вандальско-славяно-русский словарь Карла Вагрийского, свидетельствующий о языковой близости славянских народов; привилегию Александра Великого славянам; одну из первых публикаций «Барского родослова» (перевод сербской хроники XII в.) известного в нашей литературе как «Летописи попа Дуклянина», ставшие доступными славистической науке.

Мавро Орбини сделал первое в европейской литературе изложение болгарской истории. Афонский иеромонах святой Паисий Хилендарский на основе «Славянского царства» написал в 1762 году труд «Славяно-болгарская история о народах и царях болгарских». Использовал труд Орбини в работе над своей «Историей Российской» и Василий Татищев. По словам Франка Волльмана, Мавро Орбини своей книгой «Славянское царство», открыл эпоху гуманистически-барочного славяноведения и стал зачинателем славистической науки.

Юрий Крижанич

В славянскую историю навечно вписано имя еще одного великого хорвата Юрия Крижанича (ок. 1618-1683). Он утверждал, что для объединения славян единство государственное, религиозное и культурное должно быть дополнено единством языковым. Идею создания общеславянского языка Крижанич осуществил в труде «Грамматично исказание об русском езику». Исследователь его творчества О.М. Бодянский назвал Крижанича отцом сравнительной славянской филологии. «Что касается до всеславянской идеи, – пишет известный русский историк Н.И. Костомаров, – ни у кого она не была выражена с такою любовию и полнотою. Крижанич первый искал будущего центра славянской взаимности в России, но вместе с тем он не впадает в политические утопии, не мечтает о всеславянском царстве под московским скипетром, не подвигает царя к нелепой мысли о завоевании славян, напротив, хочет достигнуть этого желанного единства путем сближения духовного, поставивши племенное начало руководящею нитью, требуя предпочтения славян другим иноземцам, хочет, чтобы все славяне признаваемы были за единый народ помимо вcякиx различий, условливаемых церковными и государственными связями».

Ян Коллар

Известный деятель чешского и словацкого возрождения поэт и проповедник славянства Ян Коллар (1793-1852) первую книгу стихов издал в 1821 г. в Праге. Прямым продолжением этого сборника явилась поэма «Дочь Славы», в которой он воспел дружбу славянских народов. Но всеобщую известность принес священнику и поэту его трактат «О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими», опубликованный в 1836 г., а в окончательном варианте изданный на немецком языке в Пеште в 1837 г. В нем автор обосновал программу культурного сотрудничества славян (взаимное изучение и сближение языков, создание славянских библиотек, книжных магазинов, кафедр славистики в университетах, выпуск общеславянского журнала и пр.).

Суть славянской идеи Коллар выразил так: «Славянский народ и культура подобны дереву, которое делится на четыре большие ветви, каждая ветвь цветет и дает собственные плоды, каждая касается и обнимает ветви другие, и все они произрастают из одного корня, и вместе образуют единую крону, но ни одна из них не может засохнуть или обломиться, ибо тем самым целое дерево станет червоточить»[5]. Он обосновал и ввел в общественную лексику новое понятие – славянская взаимность, дал определение термину «панславизм» – охватывающее всех славян и по своему содержанию касающееся всех славян. Славянская взаимность являлась, по мнению Коллара, инструментом для достижения этого «истинного панславизма», представляя собой набор конкретных культурно-просветительских мер, суть которых заключались в том, чтобы «каждое славянское наречие черпало новые жизненные силы из другого наречия, омолаживалось, обогащалось, становилось все более образованным, но не вмешивалось бы в систему другого языка, оставалось бы на собственной почве».

П.Й. Шафарик

Развитию славянской идеи способствовали труды Павла Йозефа Шафарика (1795-1861). Выдающийся чешский славист и общественный деятель, словак по происхождению, с юности проникся идеями национального возрождения и славянской взаимности. В 1821 г. он писал соотечественнику Я. Коллару: «Я готов отдать все, вплоть до моей жизни, во имя моего дорогого народа». В 1826 г. Шафарик опубликовал первое значительное сочинение «История славянских языков и литератур по всем наречиям» С 1833 г. его жизнь неразрывно связана с Прагой. Он издает монументальные труды «Славянские древности» (1837), «Славянская этнография» (1842) и др. На основе огромного тщательно обработанного фактического материала Шафарик доказал древность славян в Европе, их племенное и культурное родство, впервые определил численность славянских народов и этнографические границы расселения. На трудах Шафарика выросло целое поколение славистов России и других стран Европы.

Людевит Штур

Пламенным борцом за объединение славян был и словак Людевит Штур (1815-1856). Силой печатного слова, на баррикадах Праги в революционном 1848 году, и в рядах словацких легионов он сражался за славянскую идею. Штур верил, что расцвет культуры отдельных славянских народов будет способствовать расцвету славянства в целом. Свои взгляды он отразил в трактате «Славянство и мир будущего» (1851 г.), который по праву называют духовным завещанием. В нем Штур обосновал идею политического объединения славян со свободной от крепостничества Россией, высказался за принятие русского языка в качестве общеславянского. В работах «Панславизм» и «Панславизм в прошлом и настоящем» известный русский историк, литературовед, публицист А.Н. Пыпин дает такую оценку Л. Штуру: «Из западнославянских публицистов едва ли не один Штур имел о славянском вопросе понятия, очень близкие к понятиям наших славянофилов; он даже полнее и яснее, чем они, высказал свои планы славянского объединения»[6].

Чешские будители

В конце XVIII в. в чешских землях началось национальное движение. Представители чешской интеллигенции, сыгравшие видную роль в развитии национального самосознания народа и создании его культуры, получили название «будителей». К этой плеяде относятся Й. Добровский, Ф. Пельцль, Й. Юнгман, Ф. Палацкий и др. Объединение славянских народов на основе культуры, формирование славянского самосознания, укрепление веры в лучшую будущность славянства и вместе с ним всего человечества, развитие идей гуманизма и моральных ценностей – таковы основные постулаты, которые утверждали будители славян.

Ю.И. Венелин

Одним из сновоположников славяноведения в России был русин Юрий Иванович Венелин (1802–1839). Основные его произведения: «Древние и нынешние болгаре», «Древние и нынешние словене», «Скандинавомания и её поклонники», «Окружные жители Балтийского моря», «О нашествии завислянских славян на Русь до Рюриковых времён», «Известия о Варягах», «О готах», «Об обрах», «О происхождении славян вообще и россов в особенности» и др. Они посвящены происхождению Руси и Славянского мира. С особой тщательностью автором изучены древние и современные ему болгары, словене, балты, малороссы и великороссы. Он доказывает, что славяне – старожилы в Европе, наравне с греками и римлянами, показывает родственную связь венедов-славян с вандалами, русов – со скифами. Ю.И. Венелин критикует идеологию «украиноцентризма», а также норманнскую теорию происхождения государства Российского, мода на которую приобрела в XIX веке черты «скандинавомании».

В 2011 г. в Москве вышло собрание его сочинений «Истоки Руси и Славянства». Возвращение значительной части научного наследия Ю.И. Венелина соотечественникам будет способствовать восстановлению его авторитета учителя таких знаменитых славянофилов как К.С. и И.С. Аксаковы, А.С. Хомяков, И.И. Срезневский, А.Ф. Вельтман, П.А. Безсонов и других.

М.А. Бакунин

Михаил Александрович Бакунин (1814-1876) был идеологом славянского федерализма, приверженность к которому он наиболее ярко проявил на Славянском съезде 1848 года в Праге. Свои взгляды Бакунин выразил в произведениях «Воззвание к славянам», «Основы новой славянской политики», «Основы славянской федерации», «Внутреннее устройство славянских народов», «Исповедь»[7]. В этих и других сочинениях Бакунин призывал к разрушению российской, прусской, турецкой и особенно австрийской монархий для того, чтобы на их развалинах сложилась «великая, вольная славянская федерация, основанная на принципах общего равенства, свободы и братской любви, на уничтожении крепостного права и сословного неравенства, на предоставлении каждому, кто пожелает, земельного участка в пределах любой из славянских земель». Славяне в своих собственных интересах должны вместе с немцами и венграми добиваться всеобщей федерации европейских республик. Бакунин верил в особый путь развития славянских народов и отводил им мессианскую роль в истории человечества[8]. В 1862 г. он опубликовал в герценовском «Колоколе» незаконченное воззвание «Русским, польским и всем славянским друзьям», в котором снова провозгласил свое намерение продолжать борьбу за русскую волю, за польскую волю, за свободу и независимость всех славян, практически без изменений повторил свою «славянскую программу» 1848 года.

Н.Я. Данилевский

Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885) естествоиспытатель, философ, социолог. В труде «Россия и Европа» (завершен в 1869 г.) разработал теорию культурно-исторических типов. По его мнению, культурно-исторический тип – это целостная система, определяемая культурными, психологическими и иными факторами, присущими народу или совокупности близких по духу и языку народов. Н.Я. Данилевский особенно тщательно исследовал взаимоотношения славянской и германской цивилизаций, как антагонистов в европейской истории: «Вы увидите, что во всех этих разнообразных сферах господствует один и тот же дух неприязни, принимающий, смотря по обстоятельствам, форму недоверчивости, злорадства, ненависти или презрения. Явление, касающееся всех сфер жизни, от политических до обыкновенных житейских отношений, распространенное во всех слоях общества, притом не имеющее никакого фактического основания, может внедриться только в общем инстинктивном сознании той коренной розни, которая лежит в исторических началах племен. Одним словом, удовлетворительное объяснение, как этой политической несправедливости, так и этой общественной неприязненности можно найти только в том, что Европа признает Россию и славянство чем-то для себя чуждым, и не только чуждым, но и враждебным»[9].

III. Основные этапы славянского движения

Во время зарождения славянской идеи она носила религиозный характер (православие) и входила в арсенал государственной политики. В средневековой литературе этот период получил определение «славянское царство». Далматинский поэт Илия Цриевич-Туберон (1463-1520) писал о едином «славянском царстве», которое простиралось в его представлении от Иллирии до Балтийского и Черного морей, вплоть до Московии. «Славянское царство» Мавро Орбини простиралось на огромных просторах Евразии. В сочинениях немецких и саксонских хронистов земля прибалтийских славян ободритов, лютичей, поморов называлась Славия.

Панславизм

Панслави́зм (от греч. pan – все) – идеология, распространённая в государствах, населённых славянскими народами, о необходимости их политического объединения на основе этнической, культурной и языковой общности. Сформировалось она в конце XVIII – первой половине XIX веков. Возникновение панславизма было тесно связано с развитием идеи «Die deutsche Kultur-Nation» (культурная немецкая нация) и с развернувшимся в 30-е годы XIX в. пангерманским движением, скрепляющей основой которого был немецкий язык. Я. Геркель попытался перенести эту лингвистическую интегральную идею на весьма неутешительную реальность славянского мира, большинство народов которого жили под иноземным владычеством, в том числе и немецким. В Русской, Австрийской и Прусской империях бытовала официальная мысль, что панславизм «приведёт к дестабилизации монархии», поэтому преследовалось все, что касалось славянства, включая родную речь славян. Еще в 1826 г. крупнейший чешский ученый П.И. Шафарик указывал на большое количество сочинений, содержавших предвзятые мнения о славянах. Я. Коллар посвятил отдельную главу свoeгo трактата вопросу о том, как в Европе относятся к славянам. Вывод был оглушительным: славян считают «чудовищем, которого следует опасаться». Особенно негативно воспринимали славянство, по его мнению, в Австрийской империи: «Мир против славян. До сих пор есть еще в Европе народы, которые в каждом славянине видят своего врага, любого славянского писателя, живущего с ними в одном государстве, считают предателем и любую славянскую книгу расценивают как преступление против собственной литературы».

Что значил панславизм для славян Австрийской империи в середине XIX в. лучше всего определил Л. Штур в своем знаменитом очерке «Панславизм и наш край». «Кто стремился обустроить наши жалкие словацкие школы – панславист; кто издал книгу для нашего забитого народа – панславист; кто основал для нашего жизненного блага – панславист; всюду тайные планы вынашивают панслависты…, кто отважился просто говорить о словацком народе – панславист»[10]. Естественное желание австрийских славян поддерживать дружеские отношения с Россией воспринималось как непростительная крамола. На рубеже 30-40-х годов XIX в. идея «немецкой культурной нации» преобразовалась в доктрину немецкого общенационального государства и соответствующую идею «немецкого государственного народа». Подобной эволюции не произошло с панславизмом.

Существовало три типа панславизма: политический, литературный и духовный. Сторонники первого стремились к политическому объединению в виде всеславянской державы или нескольких государственных федераций. Наиболее яркими представителями этого крыла были М. Бакунин, Н. Данилевский.

Для ревнителей второго направления панславизм – это соединение духовной деятельности славянства с внешним выражением этого единства – всеславянским языком. В этом плане необходимо отметить грамматику всеславянского языка Я. Геркеля (1826 г.). Согласно его представлениям, «союз в литературе между всеми славянами» и есть отражение «истинного панславизма».

Поборники третьего направления не видели нужды в политическом или литературном единстве и понимали панславизм только как духовное единение. И. Аксаков видел объединяющее начало в духовной солидарности славян. Именно духовный фактор, обусловленный православием и заключавшийся в высшей нравственности, высоких моральных устоях, бескорыстии, взаимопомощи, самоотверженности, любви к ближнему, определял, по его мнению, силу славянского единства, в котором отражалось «присущее всем славянам сознание их славянской общности или единоплеменности, духовная солидарность и тяготение друг к другу, сознание славянского братства»[11].

Феномен панславизма – австрославизм, возникший в Центральной Европе и ратовавший за объединение славян Австро-Венгрии, но принадлежащий истории всего славянского движения.

Славянофильство

В России 1840-1880 гг. развивалось cлавянофильство (slavophilia – любовь к славянам) – направление русской общественной и философской мысли ратующей за самобытный путь исторического развития России как спасителя славянского мира. Его основоположником был Алексей Степанович Хомяков (1804-1860) –  русский философ, поэт, драматург, публицист. В статье «О возможности русской художественной школы» он писал: «Некоторые журналы называют нас насмешливо славянофилами, именем, составленным на иностранный лад, но которое в русском переводе значило бы славянолюбцы. Я со своей стороны готов принять это название и, признаюсь, охотно люблю славян… Я их люблю потому, что нет русского человека, который бы их не любил; нет такого, который не сознавал бы своего братства с славянином и особенно с православным славянином… Поэтому насмешку над нашей любовью к славянам принимаю я так же охотно, как и насмешку над тем, что мы русские. Такие насмешки свидетельствуют только об одном: о скудности мысли и тесноте взгляда людей, утративших свою умственную и духовную жизнь и всякое естественное или разумное сочувствие в щеголеватой мертвенности салонов или в односторонней книжности современного Запада».

Активными идеологами славянофильства были высокообразованные люди: братья К.С. и И.С. Аксаковы, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин и другие. Европейцев они делили на два мира: один именовался западным, латинским, католическим, романо-германским, а другой – восточным, греко-славянским, православным. Продолжателем их дела был и Н.П. Аксаков.

Толчком для развития славянофильства послужило поражение в Крымской войне 1854 г. В 1867 г. прошел Славянский съезд в Москве и Петербурге, послуживший развитию славянского движения. Были созданы Славянские благотворительные комитеты. Расцвет славянской идеи приходится на период русско-турецкой войны 1877-1878 гг., в результате которой Болгария обрела независимость.

Славянофилы надеялись на возвращение славян-католиков в лоно православия. «Истинными» католиками они считали только поляков. Хорваты, словенцы и словаки, по их мнению, сохранили остатки православной веры, а живучесть идей гусизма среди чехов давала основание надеяться на их возвращение в православие.

Неославизм

На рубеже XIX-XX вв. начался новый этап славянского движения, который получил в науке название – неославизм. На политическую арену он вышел в 1907-1908 гг. в связи с подготовкой славянского съезда в Праге. Идеологию неославизма создавала большая группа политиков, публицистов, ученых различных политических убеждений. Возглавлял её известный политический и общественный деятель чех Карел Крамарж. Суть неославизма он выразил 13 июля 1908 г., открывая Славянский съезд в Праге: «Я глубоко верю, что наш съезд добьется больших успехов, если нам удастся донести до сердец всех славянских народов убеждение, что только воплотив лозунг: «Свобода, равенство и братство» мы, славяне, исполним свою миссию в истории человечества. Мы несем народам мир и любовь. Мы не хотим ломать троны, уничтожать империи и государства. Нет! Мы хотим только чувствовать себя единым великим целым, спаянным совместными культурными интересами, чтобы, разделенные, враждующие между собой, мы не падали один за другим под натиском энергичной, планомерно организуемой культурной и экономической экспансии»[12].

Во внешнеполитической концепции неославянского движения преобладала ориентация на укрепление отношений зарубежных славян с Россией, и явно просматривалась антигерманская направленность. Неослависты стремились объединить славянские народы для отпора германскому и мадьярскому наступлению в области экономики, политики, культуры, языка и т.п. Во главе неославянского движения встала буржуазия, боровшаяся за свои экономические и политические интересы. Об этом свидетельствует участие руководителей многочисленных политических партий в Первом и Втором подготовительных славянских съездах, создание Славянского союза в Австрийском парламенте, одиннадцать съездов славянских журналистов, которые готовили сознание славян к тому, что они сами могут быть хозяевами на своей земле, зарождали веру в интегрирующую силу славянской идеи, призванную обеспечить не только самосохранение, но и дальнейший расцвет славянских народов в качестве своеобразной этнополитической и этнокультурной общности[13].

В России публикации историков А.Н. Пыпина, А.А. Киреева, А.Л. Погодина, концепции Н.Я. Данилевского, Н.П. Аксакова создали интеллектуальную атмосферу, в которой стало возможным формирование идеологии неославизма. В период его становления идеологом был Д.Н. Вергун, после 1907 г. – деятели, близкие к правительственным сферам (В.А. Маклаков, П.Н. Милюков, М.А. Стахович и др.). Основной тезис: «Примирение с Польшей на почве признания за ней ее национальных прав, живой культурный обмен с чехами и словенцами, активная политическая деятельность на Балканском полуострове и создание благоприятных условий для русского культурного и торгового влияния здесь – вот та программа, которую должно выполнить новославянское движение»[14].

Формула неославизма: «Свобода, равенство, братство!» позволила открыть новую страницу в отношениях между славянскими народами. Через дипломатические службы на местах или через своих информаторов (В. Сватковский в Австро-Венгрии и на Балканах, славянские деятели, активно сотрудничавшие с российским и австро-венгерским дипломатическими ведомствами в Софии, Белграде, Вене, Петербурге и т.д.) лидеры движения пытались направить неославянские акции в приемлемое для себя русло.

В историографии неоднократно поднимался вопрос о соотношении идеологии неославизма с предшествующими славянскими течениями. Большинство западных историков рассматривали его как одну из трансформаций панславизма. Что касается неославизма в российском варианте, то, по мнению В.А. Дьякова, обобщившего результаты предшествующих исследований, в России «буржуазно-националистический неославизм являлся по своей сути несомненным преемником идеологии левого крыла пореформенного славянофильства»[15]. Между тем организаторы неославянского движения изначально пытались отмежевался как от панславистов, так и от славянофилов и придать всему движению буржуазно-демократический характер. Соответствующая трактовка идеи славянской общности в России накануне Пражского съезда внедрялась в средства массовой информации, в массовое сознание под мощным давлением либеральных и буржуазно-демократических представителей западных славян.

Пражский и софийский славянские съезды подготовили национальное сознание славянских народов к борьбе за свои права, которая завершилась созданием независимых славянских государств в результате Первой мировой войны.

Антифашистское славянское движение

Антифашистское славянское движение зародилось в Соединенных Штатах Америки. Первый антифашистский славянский митинг состоялся в июле 1941 года в Питтсбурге, где жила большая диаспора славянских народов. 25-26 апреля 1942 года на конгресс американских славян в Детройте приехало 3000 делегатов, а Американский славянский конгресс объединял 15 миллионов граждан США славянского происхождения.

В Советском Союзе славянскую идею считали анахронизмом, пережитком царского самодержавия. Только после нападения гитлеровской Германии руководство страны включило русскую и славянскую идеи в арсенал идеологической борьбы с фашизмом. 10-11 августа 1941 года в Москве состоялся Всеславянский радиомитинг, положивший начало созданию Всеславянского комитета.

Начиная с июля 1941 г. и до конца Великой Отечественной войны славянская тема не сходила с газетных полос и страниц журналов Советского Союза, звучала по радио на многих языках мира. За годы войны было опубликовано более 900 книг, брошюр, статей и других материалов славянской тематики. Распространение знаний о славянской истории и культуре способствовало росту интереса к славянским народам в западных странах, развитию славяноведения и установлению связей с зарубежными славистическими центрами.

С помощью посольств, консульских служб и общественности Всеславянскому комитету удалось установить связи и успешно взаимодействовать более чем с 250 зарубежными славянскими организациями, в том числе: Американским славянским конгрессом, Канадской всеславянской ассоциацией в Монреале, Всеславянским комитетом в Лондоне, а после освобождения славянских стран от немецких захватчиков и их сателлитов – с созданными в них национальными славянскими комитетами, ядро которых составляли бывшие члены ВСК. Славянские конгрессы, митинги проводились не только в Москве, но и в Софии, Белграде, Варшаве, Праге, в местах дислокации славянских воинских частей, сформированных на территории СССР, в других странах антигитлеровской коалиции.

Архивные документы свидетельствует об участии членов Всеславянского комитета не только в идеологической борьбе с гитлеровской пропагандой, но и в развертывании партизанского движения в оккупированных славянских странах, формировании славянских воинских частей и соединений на территории СССР (о последних двух направлениях деятельности известно более всего), создании национальных славянских комитетов и Общеславянского комитета в Белграде, который координировал их деятельность до 1948 г.

В 1945 году по инициативе руководства Советского Союза был взят курс на создание Содружества независимых славянских государств, поддержанный правительствами всех славянских стран. Славянский собор в Софии в марте 1945 года, особенно Белградский славянский конгресс 1946 года показал, что победители фашизма готовы объединиться в славянский союз. Н.Я. Данилевский пророчески предвидел: «Несколько лет общей борьбы, в простом буквальном смысле этого слова, – борьбы, веденной за одно и то же святое дело, несколько лет политического сожительства сделают больше для духовного единства славян, для возведения русского языка в общеславянское средство обмена чувств и мыслей, нежели столетия самых напряженных, неустанных усилий путем частных совещаний, изустных и печатных проповедей»[16]. Но реализовать эту идею помешал разлад между компартиями СССР и Югославии, закончившийся разрывом дипломатических отношений между странами и возвратом к доктрине пролетарского интернационализма и мирового коммунистического движения. Славянская идея была изъята из официальной политики славянских стран. Востребованная в годы войны, она не годилась для идеологического обоснования формирования блока стран социализма, охватывавшего все континенты.

Международное славянское движение

Международное славянское движение возникло в начале 90-х годов ХХ века как стихийный протест против роспуска в 1991 года Организации Варшавского договора, разрушения Советского Союза, Чехословакии, Югославии. Был создан Славянский Собор, в который входили представители разных стран. В 1992 году Московский конгресс славянских культур способствовал формированию других международных общественных объединений, в том числе и Всеславянского Собора, который выступил организатором Всеславянского съезда в Праге 1998 года. На нем был создан Международный Славянский Комитет, ставший руководящим органом славянского движения. Всеславянские съезды прошли в Москве (1999, 2001), Минске (2005), Киеве (2010).

IV.  Взаимодействие государственных структур и славянской общественности

Исторический опыт свидетельствует, что наибольшей эффективности славянское движение достигает в результате тесного сотрудничества государственных структур с общественными организациями. В царствование Александра II «славянская политика» была одним из важных направлений российской дипломатии. В отчете МИД за 1866 год подчеркивалось: «Россия должна взять на себя «моральное руководство» славянскими движениями, чтобы использовать в этих целях влияние, по справедливости принадлежащее России в силу ее традиций, географического положения и законных интересов таким образом, чтобы исполнить нашу историческую миссию на Востоке». Можно выделить несколько направлений идеологического воздействия российской дипломатии этого периода в славянском мире:

1. Значительная активизация этнорелигиозной благотворительности под эгидой Святейшего Синода, направленная на распространение «православной миссии» России в землях австрийских славян, особенно среди сербов, хорватов, черногорцев.

2. Ослабление цензурных запретов, что дало возможность свободно обсуждать в прессе славянский вопрос.

3. Поддержка деятельности общественных славянских благотворительных комитетов.

4. Организация в Москве под патронатом императорской семьи славянского съезда 1867 года, в котором приняли участие австрийские славяне.

5. Подготовка и осуществление в конце 60-х годов эмиграции австрийских славян в южнорусские губернии на правах свободных переселенцев.

Что касается участия общественности в славянском движении, то В.И. Ламанский по этому поводу писал: «Всего ужаснее, ибо что ужаснее глупости во всяком большом деле, всего глупее думать, что славянское дело подлежит известному установленному на то ведомству и никого, в нем не служащих, не касается… Представляя, само собой, предмет постоянной и обширной официальной переписки, славянские вопросы так разносторонни, что, касаясь всевозможных явлений жизни, требуют самых разнообразных дарований, знаний и трудов, которые могут и должны проявляться не в одной официальной сфере, но и в сфере общественной, где нужны личное творчество, частная и общественная инициатива, значительный простор для их проявления. На стороне нам противной все эти силы давно уже пущены в ход»[17].

На рубеже XIX-XX вв. начался новый этап славянского движения, в котором принимали активное участие руководители политических партий, члены парламентов. Они стремились объединить славянские народы для отпора германскому и мадьярскому наступлению на восток в области экономики, политики, культуры, языка и т.п. Во главе неославянского движения встала национальная буржуазия, боровшаяся за свои экономические и политические интересы. Об этом свидетельствует участие руководителей многочисленных политических партий в Первом и Втором подготовительных славянских съездах, создание Славянского союза в Австрийском парламенте готовили сознание славян к тому, что они сами могут быть хозяевами на своей земле, зарождали веру в интегрирующую силу славянской идеи, призванную обеспечить не только самосохранение, но и дальнейший расцвет славянских народов в качестве своеобразной этнополитической и этнокультурной общности[18].

Возглавил славянское движение известный чешский политический и общественный деятель К. Крамарж. В его концепции преобладала ориентация на укрепление отношений западных славян с Россией, и явно просматривалась антигерманская направленность.

В России публикации историков А.Н. Пыпина, А.А. Киреева, А.Л. Погодина, концепции Н.Я. Данилевского, Н.П. Аксакова создали интеллектуальную атмосферу, в которой стало возможным формирование идеологии неославизма. В период его становления идеологом был Д.Н. Вергун, после 1907 г. – деятели, близкие к правительственным сферам (В.А. Маклаков, П.Н. Милюков, М.А. Стахович и др.).

В СССР взаимодействие государственных структур и общественности наиболее наглядно проявилось с началом Великой Отечественной войны, когда славянская идея вошла в арсенал государственной политики, стала мощным оружием в борьбе с фашизмом. Созданный в 1941 году Всеславянский комитет, хотя формально и не входил в структуру Совинформбюро, но фактически работал под его началом и финансировался государством. Отчеты, справки и другие документы, направляемые руководству этой организации, хранятся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ – бывший Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). Многие рабочие документы шли под грифом «секретно», так как направлялись руководству страны. Из архивных документов Отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) явствует, что славянское движение было важным составляющим антифашистской борьбы. Документы, принятые на всеславянских митингах, пленумах ВСК публиковали газеты «Правда», «Известия», «Красная звезда», газета Московского военного округа «Красный воин» и другие издания военной печати. Документы Всеславянского комитета публиковал журнал «Славяне», который начал выходить в Москве летом 1942 года. Главная их направленность – развитие идей общности славян, сходства их исторических судеб, культур, укрепление межславянских связей для активизации борьбы с фашистскими оккупантами.

После развала Советского Союза славянское движение вспыхнуло с новой силой. Ярким примером тесного взаимодействия государственных структур и общественных организаций стал Московский конгресс славянских культур 1992 года. Распоряжением президента России Б.Н. Ельцина было организовано финансовое и материальное обеспечение конгресса. Итогом его работы стало создание международных славянских общественных объединений, которые внесли достойный вклад в развитие славянского движения. 24 мая – День славянской письменности и культуры, 25 июня – День дружбы и единения славянских народов стали государственными праздниками. Ежегодно на границе Беларуси, России, Украины под руководством и при активном участии областных администраций и государственных структур, проводится фестиваль «Славянское единство», Музыкальный фестиваль в Витебске «Славянский базар», Славянский Форум искусств «Золотой Витязь» и другие мероприятия.

V. Русский мир — этническое ядро славянской цивилизации

Идеологи славизма всегда указывали на Россию как на основу славянского мира. В предисловии к труду «Грамматично исказание об русском езику» хорват Юрий Крижанич писал: «Всем единоплеменным народам глава – народ русский, и русское имя потому, что все словяне вышли из русской земли, двинулись в державу Римской империи, основали три государства и прозвались: болгары, сербы и хорваты; другие из той же русской земли двинулись на запад и основали государства ляшское и моравское или чешское. Те, которые воевали с греками или римлянами, назывались словинцы, и потому это имя у греков стало известнее, чем имя русское, а от греков и наши летописцы вообразили, будто нашему народу начало идет от словинцев, будто и русские, и ляхи, и чехи произошли от них. Это неправда, русский народ испокон века живет на своей родине, а остальные, вышедшие из Руси, появились, как гости, в странах, где до сих пор пребывают» [19]. В трактате «Славянство и мир будущего» словак Людевит Штур приходит к заключению, что для славян единственно возможным и наиболее естественным путем завоевания во всемирной истории места, соответствующего их силам и способностям, является присоединение к России. Но «для того, чтобы Россия увеличилась присоединением к ней славян, чтобы славянство, наконец, приобрело жизнь и действительность, она должна так устроиться внутри, как того требует дух славянства, истинная современная образованность и ее мировое положение»[20]. Будущее всеславянское государство он определяет как самодержавную монархию, управляемую одним Верховным Вождем, но приведенную в согласие с народоправными учреждениями, свойственными славянскому характеру: широкая автономия отдельных областей и народное представительство выборных земских людей. «Пора, в высшей степени пора России осознать свое призвание и приняться за славянскую идею: ибо долгое промедление может… иметь дурные последствия… Только Россия – одна Россия может быть центром славянской взаимности и орудием самобытности и целости всех славян от иноплеменников, но Россия просвещенная, свободная от национальных предрассудков; Россия – сознающая законность племенного разнообразия в единстве, твердо уверенная в своем высоком призвании и без опасения с равною любовию предоставляющая право свободного развития всем особенностям славянского мира; Россия, предпочитающая жизненный дух единения народов мертвящей букве их насильственного временного сцепления »[21]. В речи на Московском Славянском съезде 1867 г. И.С. Аксаков сказал: «Призвание России – осуществить на земле славянское братство и призвать всех братьев к свободе и жизни». Н.Я. Данилевский в книге «Россия и Европа» подметил одну характерную особенность русского менталитета: «Россия не может отделаться от мысли, что она часть европейской семьи, и не может понять другой мысли, что она – глава славянской семьи»[22]. И сегодня эти высказывания остаются неизменной истиной, подтвержденной многочисленными жертвами России ХХ века во имя спасения славян от истребления.

VI. Русский язык как средство межславянского общения

Юрий Крижанич отмечал: «Не русская отрасль плод словенской, а словенская, чешская, ляшская отрасль – отродки русского языка. Наипаче тот язык, которым пишем книги, не может поистине называться словенским, но должен называться русским или древним книжным языком. Этот книжный язык более подобен нынешнему общенародному русскому языку, чем какому-нибудь другому словянскому»[23]. Язык выражает дух народа. В русском языке слово «правда» имеет значения и «истины» и «справедливости», а слово «жалеть» означает также «любить», слово «наказывать» изначально значит не карать, а преподавать, как надобно сделать. Русский язык уникален и является инструментом сохранения славянской цивилизации.

Людевит Штур указывал на одно из необходимых условий, которые сделают возможным объединение славян: принятие русского языка в качестве общеславянского. «Славяне должны подготовиться к единству литературного языка… При вопросе об общеславянском литературном языке может быть выбор только между древнеславянским и русским языком. Но древнеславянский язык уже вышел из общежития, почти мертвый, лишен гибкости и увлекательности живого языка, а мы нуждаемся в живом слове. Итак, остается только русский язык…, ибо это язык величайшего, единственно самобытного и на обширном пространстве земли господствующего племени»[24].

В речи на Славянском съезде 1867 г. в Москве Ф. Ригер сказал: «Славянские наречия так близки между собой, что, будь на то Божья воля, мы стали бы одним народом по литературе и языку. Но Бог и тысячелетия судили иначе. Разделенные по разным краям и разбитые на отдельные народности мы должны идти каждый своей дорогой… Все, чего мы, славяне, можем достигнуть, это – единение в духе и любви, это – твердое памятование, что мы дети одной матери и как братья призваны взаимно помогать друг другу в наших усилиях. Поляки имели своего Коперника и Мицкевича, сербы – Душана и Гундулича, русские – Нестора и Ломоносова, но общеславянской науки, оживленной одним духом мы еще не имели. Перед нами открыты две дороги: мы должны избрать либо полное единство, либо разнообразие в гармонии… Я того мнения, что различие частей не исключает единства: его следует искать в гармонии всех частей… Если бы все московские колокола слить в один громадный колокол, еще  больше Ивана Великого, то звук этого колокола-богатыря был бы, конечно, силен, но впечатление его не было бы приятной гармонией колокольных звуков, возвещающих пасхальную заутреню».

Весомый вклад в развитие славянских языков внесли словаки Ян Коллар, Павел-Йозеф Шафарик и Людовит Штур, Светозар Ваянский, чехи Йозеф Добровский, Йозеф Юнгман, Франтишек Палацкий, русин Юрий Венелин, Александр Духнович, Александр Павлович, русские М.П. Погодин, А.С. Хомяков, К.С. и И.С. Аксаковы, Н.Я. Данилевский, поляки Вацлав Мацейовский, Адам Мицкевич, болгары Васил Априлов и Любен Каравелов, украинец Тарас Шевченко, белорус Франциск Скорина, словенцы Ерней Копитар и Франц Прешерн, лужичанин Арнош Смолер, серб Вук Караджич, черногорец Петр Негош и другие славянские мыслители. Они утверждали, что средством межславянского общения должен быть русский язык. Словарь санскрито-славянских языков, вандальско-славяно-русский словарь Карла Вагрийского свидетельствуют об их изначальном родстве и зарождении в Восточной Европе. Русский язык является одним из международных языков. В Интернете он занимает второе место после английского языка.

VII. Славянское единство: религиозный аспект

В годы Великой Отечественной войны религиозная составляющая антифашистского славянского движения была незначительной. Советская пропаганда акцентировала внимание на кровном родстве славян и постоянной угрозе порабощения со стороны немцев. Изначальная религия славян – православие, которое называют по-разному: «ведическая вера», язычество и т.д. Русские славянофилы считали православие цементирующей силой будущей славянской федерации, созидающей, по их мнению, единый духовный мир славянства. Людевит Штур считал, что племенное родство не может стать главным связующим началом для славян: «Нашим племенам недоставало… объединяющих и возвышающих идей. Племенное сродство не есть такая идея: оно даже было бессильно удержать племена от несогласия и раздоров. Часто разделяются братья из одной семьи, и тем чаще это бывает с племенами, которые в течение времени и по дальности расстояний отчуждаются друг от друга в нравах, языке и различных учреждениях»[25]. Таким связующим звеном для славян может стать, по его мнению, религия и церковь. Однако католическая церковь в ходе своей истории показала неспособность к этому. «Религия исчезла из сердца людей, и в этом повинна сама церковь»[26].

С распространением в Европе христианства религиозные ордена стремились всеми способами навязать славянам «истинную» католическую веру. Как свидетельствуют средневековые хроники, в том числе и немецкие, под видом христианизации язычников шло их массовое убийство и ассимиляция. Ватикан организовывал против славян крестовые походы, заставлял воевать против славян не только немцев, но и польского, чешского королей. Н.П. Аксаков так определил истинную цель христианизации: «Откуда бы ни приходила и по чьему бы почину ни совершалась в славянских землях римско-католическая проповедь христианства, она приводила всегда к онемечиванию, к политическому возвышению германизма, ибо проповедники всегда, наряду с единым Богом, проповедовали и единого папу, и единого императора; наряду с установлением церковных десятин шло увеличение престижа германского императора, если не окончательное ему подчинение». Несмотря на частые восстания и неоднократные изгнания германцев за Эльбу, императоры Священной Римской империи вновь и вновь принуждали славян к покорности, отбирали у них землю и отдавали во владение немецким колонистам, баронам, графам и христианским монастырям. В итоге Западная Европа к XVII в. превратилась в кладбище славянских народов. Особенно в русско-польских отношениях видно, какой трудной преградой для славянского единства стал раскол христианства на католиков и православных: польские короли не могли принять православие, а русские цари – стать католиками. Эту преграду не удалось сломить ни полякам во времена Речи Посполитой, ни русским в ходе трех разделов Польши. «Никогда не уживалось славянство с римским католичеством, а Восточная церковь была некогда общая всем нашим племенам и есть их истинное достояние. Мы указываем славянам на то, что им принадлежит[27].

Религиозные противоречия сглаживались только внешними угрозами славянскому миру. Православная церковь выступила в качестве духовной скрепы, соединяющей Русь, Литву, Москву, Новгород и другие удельные княжества. Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву с войсками Мамая. Победа на Куликовом поле в сентябре 1380 года остановила агрессию со стороны монголо-татар, призвавших на помощь войска католической Европы, а сражение под Грюнвальдом в 1410 году остановило натиск немецких рыцарей-крестоносцев на славянский мир с Запада.

VIII. Вызовы и угрозы славянской цивилизации в ХХI Веке

За минувшие столетия по славянскому древу прошли многочисленные расколы: роды выросли в нации со своими государственными границами и бесконечными территориальными притязаниями друг к другу, славянские наречия превратились в языки, и все меньше мы понимаем друг друга. Множатся религиозные расколы, и чем ближе церкви к канону, тем нетерпимее их иерархи относятся друг к другу. Наши недруги используют эти расколы в своих корыстных целях, вместо уврачевания стремительно углубляют их в надежде отрезать от славянского древа очередной кусок и превратить его в удобрение для своей национальной почвы.

В.И. Ламанский по поводу трудностей славянского дела писал: «Есть и внешние причины, отчасти мешающие успехам теоретического и практического разрешения славянских вопросов. Эти причины заключаются в громадном историческом факте: есть чужая внешняя сила, которая работает над собранием и соединением разрозненных и разбитых славянских сил на гибель же ему, славянству, и во вред России. Эта сила ведет свое дело сознательно и систематически уже тысячу лет. Она себя знает и в себя верит. Она западных славян не боится, называя их нулями, но не скрывает, как заметил один австрийский министр, что из нулей, поставленных рядом, за единицей, получаются сотни и тысячи. Помня, что Русь наша росла и создавалась тысячу лет, и веря в нее и в ее будущее, мы не можем и не должны отступать перед этой силой или опускать руки и падать духом»[28].

Полтора века назад, после поражения России в Крымской войне, Н.Я. Данилевский писал: «И сегодня Европа видит в России и в славянстве не чуждое только, но и враждебное начало. Как ни рыхл и ни мягок оказался верхний, наружный, выветрившийся и обратившийся в глину, слой, все же Европа понимает или, точнее сказать, инстинктивно чувствует, что под этою поверхностью лежит крепкое, твердое ядро, которое не растолочь, не размолоть, не растворить, которое, следовательно, нельзя будет себе ассимилировать, претворить в свою кровь и плоть, которое имеет и силу, и притязание жить своею независимою, самобытною жизнью. Гордой, и справедливо гордой, своими заслугами Европе трудно, чтобы не сказать невозможно, перенести это. Итак, во что бы то ни стало, не крестом, так пестом; не мытьем, так катаньем, надо не дать этому ядру еще более окрепнуть и разрастись, пустить корни и ветви вглубь и вширь… Причина явления лежит глубже. Она лежит в неизведанных глубинах тех племенных симпатий и антипатий, которые составляют как бы исторический инстинкт народов, ведущий их (помимо, хотя и не против, их воли и сознания) к неведомой для них цели»[29].

Две мировые войны, по меткому выражению И.В. Сталина, прошли на славянских спинах. Когда фашистская угроза исчезла, Соединенный Штаты Америки возглавили борьбу против СССР. Директива Совета национальной безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 г., известная как «План Далеса», была полностью ориентирована не только на расчленение славянского мира, но и Советского Союза. Директор ЦРУ и идеолог «холодной» войны Аллен Даллес (1893-1969) в книге «Доктрина. Россию надо поставить на место» писал: «Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России». В конце ХХ века эта цель была достигнута. Содружество социалистических государств было разрушено и началось новое наступление на славянский мир.

При воссоединении Западной и Восточной Германии в 1990 году западные политики клятвенно обещали, что послевоенные границы останутся неизменны, американские дивизии будут выведены из Европы, но как только советские войска ушли из Центральной Европы, на их место тут же стали войска НАТО. В 1991 году была создана Вышеградская группа, в которую вошли три славянские государства: Польша, Словакия, Чехия, а также Венгрия для развития евроинтеграции. Она носила явно выраженную антирусскую направленность.  В 2004-2007 годах произошло самое масштабное расширение Европейского Союза на восток. А в 2008 году с помощью проекта «Восточное партнерство» лидеры ЕС решили прибрать к рукам уже бывшие постсоветские  республики до Каспийского моря, о чем мечтал Адольф Гитлер. Все это наступление на славянский мир получило красивое название – Европейская политика добрососедства. Но как только президент Украины Виктор Янукович решил несколько отсрочить подписание соглашения о евроинтеграции, его тут же обвинили во всех грехах, создали Евромайдан и под крики «Банду геть!» совершили государственный переворот в стране, которая является учредителем Организации объединенных наций.

Расширение НАТО на Восток за счет включения славянских государств углубляет расколы в славянском мире, что чревато новыми вооруженными конфликтами. 24 марта 1999 года войска НАТО напали на Союзную Республику Югославию только за то, что она отказалась вывести свои войска из Косово – исконной сербской земли. Развал Югославии, крушение казавшихся незыблемыми связей между Сербией и Черногорией, Болгарией и Македонией, во многом способствовали политическому дроблению славянского мира, возникновению и развитию косовской драмы, когда от Сербии отрезали прародину сербов. Сейчас от России западные политики стремятся отрезать Украину – колыбель русского мира. А следующая на очереди – Беларусь. Причем, происходит это при активном участии Польши, руководители которой мечтают о воскрешении Речи Посполитой «от можа до можа», других западных славянских стран.

Н.Я. Данилевский, предвидя подобный ход развития, писал: «Итак, славянской федерации угрожали бы непрестанно: в мирное время – подземная работа, ведущая к их обезнародению то проповедью либерализма, гуманности и общечеловеческой европейской цивилизации, то покровительством крайнему партикуляризму, но всегда в ущерб общеславянскому духу и интересам; в дни же великих международных столкновений – отторжение той или другой области, при сочувствии явном, или тайном содействии многих членов самого союза. Присоединив к этому симпатии Европы вообще ко всяким антиславянским стремлениям, можно ли сомневаться в конечном исходе такого порядка вещей?»[30].

IX. Уроки Евромайдана

Какие уроки для славянского движения можно извлечь из событий на Украине? Основная координирующая структура киевского путча – посольство США. К нему готовились задолго. С 1991 года во всех властных структурах появились американские советники, на американские деньги создано множество неправительственных фондов и молодежных организаций. Главная цель все та же – оторвать Украину от России. Еще первый рейхсканцлер Германской империи князь Отто фон Бисмарк писал: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное – дело времени»[1]. В Западной Украине – наследнице Червоной Руси – русофобию взращивала Австрийская империя для борьбы с Россией. Первый концлагерь в Европе – Талергоф – был построен для русскоязычного населения: учителей, священников и простых крестьян – русинов и гуцулов (гирськи руськи) Западной Украины. Деятель российского и германского социал-демократического движения Александр Львович Парвус (настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд) в 1915 году также требовал использовать украинский сепаратизм для развала России. Эту практику продолжили немцы в ходе Второй мировой войны, создав в славянских странах десятки концлагерей. Украинский националист Степан Бандера в 1941 году решил строить государство Украина без поляков и москалей. На счету бендеровцев сожженные белорусские села, волынская резня поляков. Украинский народ должен был забыть свое прошлое, что он наследник Киевской Руси. Казалось, что бандеровский национализм был искоренен окончательно. Ан нет. Портреты Бандеры и черно-красные знамена националистов украсили Майдан. Выросшее после распада СССР поколение тоже хочет, чтобы в Украине жили только украинцы.

22 февраля 2014 года в стране произошел насильственный захват власти. Верховная рада, нарушив достигнутые договоренности между президентом Виктором Януковичем и лидерами оппозиции, изменила конституцию, сменила руководство парламента и МВД, отстранила от власти главу государства, который покинул Украину, опасаясь за свою жизнь. 27 февраля украинский парламент утвердил состав так называемого «правительства народного доверия», премьером которого стал один из лидеров оппозиции Арсений Яценюк. Захватившие власть в первую очередь приняли закон об искоренении русского языка, вызвав протест многомиллионного русскоязычного населения Украины. В Крыму 16 марта прошел референдум о статусе автономии, более 96% участников которого высказались за вхождение в состав России, и 18 марта был подписан соответствующий договор. Госдума и Совет Федерации одобрили договор о присоединении Крыма к России и федеральный конституционный закон об образовании в Российской Федерации двух новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополь. 21 марта Президент РФ Владимир Путин подписал оба документа. В этот же день Украина и Евросоюз подписали политические главы Соглашения об ассоциации. Но не все украинцы с этим согласны. Не утихают митинги протеста в городах Новороссии, мечтающих о воссоединении с Россией.

IX. Русь — интеграционный центр славянского мира

Несмотря на всю сложность российско-украинских отношений, необходимо помнить, что это не первый случай их обострения. 16 января 1919 года Директория Украинской Народной Республики объявляла войну Советской России. И до этого не все просто было в южных регионах Российской империи. Но генетическая память об общем родстве брала верх.

Хочу напомнить, что Победа в Великой Отечественной войне стала возможной и в результате прочного сплава национальной русской идеи, объединившей русских, белорусов и украинцев, цивилизационной идеи славянского единства, поднявших на борьбу с фашизмом шестнадцать славянских народов и их диаспоры в самых разных уголках мира, и интернациональной коммунистической идеи, которая работала на укрепление дружбы и взаимопомощи народов и государств антигитлеровской коалиции. Сегодня русская идея воплощается в движении за создание Союза государств Русь на базе существующего Союзного государства, в которое объединились Беларусь и Россия. Что касается присоединения к нему Украины, то в 1991 году украинский народ голосовал не только за независимость Украины, но и создание нового союза. Все, что творится последние два десятилетия, это творится вопреки воле народа. За воссоединение триединого русского народа выступают общественные организации: Собор славянских народов Беларуси, России, Украины; Киевская Русь, ЗУБР (За Украину, Беларусь, Россию), Большинство славянских народов России, Украины, Беларуси и другие. Уже полвека в последнее воскресенье июня на границе трех стран у Монумента Дружбы проходит День славянского единства и эту традицию нужно продолжать во что бы то ни стало.

Что касается славянской идеи, то перед Великой Отечественной войной в Советском Союзе была объявлена настоящая охота на славистов за то «что они льют воду на мельницу фашистской идеологии». Но когда Гитлер послал объединенные войска Европы на СССР, спасительная славянская идея снова стала грозным идеологическим оружием в борьбе с фашизмом. Всеславянские комитеты в Москве и Лондоне, Американский славянский конгресс объединили миллионы славян на всех континентах. После войны славянские страны намеревались объединиться в Содружество независимых славянских государств, однако распри между компартиями Советского Союза и Югославии загубили эту идею. Союзное государство  – ядро славянской интеграции. Укреплять и развивать этот союз – главная задача славянского движения, главная цель которого – содружество независимых славянских государств – Всеславянский Союз. Пути достижения этой цели будут определены на Всеславянском соборе в Словакии, который планируется провести осенью 2014 года.

Относительно интернациональной идеи, участники международного славянского движения всецело поддерживают усилия по формированию Евразийского экономического союза и  выступают за создание Евразийского союза наций с участием России, Индии, Китая и других стран, который бы поставил заслон бесчинствам США на континенте.

***

XX век в очередной раз показал, что самые опасные, кровавые конфликты, ослабляющие славянство, возникают внутри самого славянского мира на почве национальной розни. Ещё Ян Коллар, воспевая братскую всеславянскую любовь, все же не мог удержаться от критических замечаний: «Некоторые чехи стремятся и в наши дни много любви к своему наречию иметь и ненавидят, и проклинают всякую взаимность, и даже от словаков требуют, чтобы они сами себя уничтожили и без изъятия чехизировались». Где же та золотая середина, которая делает национальную и славянскую идею сотрудниками? В этом плане поучительна мысль Коллара: «Национализм славянских народов может развиваться только через панславизм, а панславизм может реализоваться только при усилении национальных тенденций». Н.Я. Данилевский вывел формулу славянского единства: «Для всякого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, болгара (желал бы прибавить, и поляка), – после Бога и Его святой Церкви, – идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага, ибо ни одно из них для него не достижимо без ее осуществления, – без духовно,- народно — и политически самобытного, независимого Славянства; а напротив того, все эти блага будут необходимыми последствиями этой независимости и самобытности».

Н.П. Аксаков писал: «Каждое славянское племя существует для всего славянства, как часть его. А потому, при преследовании своих задач и своих целей, выше их должно оно ставить задачи и цели всего славянства, которые заключаются в том, чтобы ни одно племя не оскорблялось в правах своих другими и не терпело от других умаления этих прав и чтобы между всеми славянскими племенами существовала полная гармония и полная взаимность».

Критерием истины является социальная практика. Тот неоспоримый факт, что в годы Второй мировой войны антифашистское славянское движение приобрело международный размах, охватило не только славянские страны, но и славянские диаспоры на всех континентах – свидетельствует о непреходящей  жизненной силе славянской идеи. Поколению политиков даже самого высокого ранга, которые боятся выговорить слово «славяне», необходимо растолковывать  азы славянской идеологии, рассказывать, что они живут в славянском мире, что славянская идея существует тысячи лет и всегда была самым острым идеологическим оружием в борьбе с нацизмом и германским наступлением на славянские земли. Она зовет к единению народы, выросшие из одного корня, имеющие общие духовные и культурные традиции. В мирное время она дремлет в подсознании, глушится всевозможными «семейными» неурядицами. Но в грозные для славянского мира времена поднимается из народных глубин, становится мощным идеологическим оружием. Мы хорошо знаем плеяду чешских, словацких, русинских и других будителей славянского сознания XIX века, хуже – века прошедшего, и совсем не знаем подвижников славянской идеи века нынешнего, которых можно назвать хранителями славянского духа. В России это Николай Петрович Бурляев, Ким Алексеевич Смирнов, Олег Анатольевич Платонов, Павел Владимирович Тулаев; в Беларуси – Сергей Иванович Костян, Владимир Александрович Сацевич; в Болгарии – Никола Попов, Алла Гигова; в Польше – Болеслав Тейковский, Барбара Кригер,Тадеуш Сикорский; в Чехии – Зденек Горжени, Зденек Опатршил, Ян Минарж; в Украине – Николай Федорович Лавриненко, Наталия Михайловна Витренко; в Словакии – Милош Зверина; в Словении – Матиаш Анжур и другие. Весь опыт международного славянского движения свидетельствует: наше единство – в гармонии многообразия. Создавать эту гармонию – задача практиков-организаторов, а выявлять законы синтеза – задача философов-славистов. Живое дело славянского движения плодотворно только тогда, когда в поиске истины объединяются усилия этих двух локомотивов прогресса. Наука без практики мертва. Как и практика без научных выводов и обобщений – только интуитивное бессмысленное блуждание в потемках бытия.

Н.И. Кикешев, писатель-историк,председатель Международного союза общественных объединений «Всеславянский Собор»


[1] Ламанский Владимир. Геополитика панславизма. М. 2012. С. 549.

[1] Полное собрание русских летописей. 1968. Т. 31.

[1] Там же. С. 16.

[1] Орбини Мавро. Славянское царство. М. 2010. С. 16.

[1] Коллар Я. О литературной взаимности между племенами и наречиями славянскими // Русско-славянская цивилизация. М. 1998. С. 316.

[1] Пыпин А.Н. Панславизм в прошлом и настоящем. Спб., 1913. С. 131.

[1] Бакунин М.А. Избранные сочинения. Лондон, 1915. Т. I. С. 13-46.

[1] Там же. С. 40.

[1] Там же. С. 42.

[1] Современник. 1859. № 4. Отд.1. С. 325.

[1] Русь. 1883, № 22. 1 ноября.

[1] Славянские известия. 1908. № 4-5.

[1] Ненашева З.С. Идейно-политическая борьба в Чехии и Словакии в начале XX в.: чехи, словаки и неославизм. 1898-1914. М. 1984.

[1] Krejci F.V. Nove Slovanstvi // Akademie. Praha, 1908. S. 439-445.

[1] Дьяков В.А. Славянский вопрос… С.148.

[1] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С. 365.

[1] Ламанский Владимир. Геополитика панславизма. М. 2012. С. 550.

[1] Ненашева З.С. Идейно-политическая борьба в Чехии и Словакии в начале XX в.: чехи, словаки и неославизм. 1898-1914. М. 1984.

[1] Крижанич Юрий. Собрание сочинений. М., 1891-1893. Вып. 1-3.

[1] Там же. С. 159.

[1] Там же.

[1] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С. 357.

[1] Крижанич Юрий. Собрание сочинений. М., 1891-1893. Вып. 1-3.

[1] Там же. С. 171.

[1] Там же. С.22.

[1] Там же. С.23.

[1] Там же. С.168.

[1] Ламанский Владимир. Геополитика панславизма. М. 2012. С. 549.

[1] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С. 41.

[1] Там же.