Историческая миссия и консолидирующая роль русского языка в современном мире

за русский язык

Что происходит с русским языком?

Что происходит с русским языком сегодня? С ним происходит страшная беда, которая порой кажется уже неотвратимой и неостановимой. Гаснет русский язык, меркнет и тихо умирает… И умирает он без крика и стонов, без громких слов о его убиении, его страшном и катастрофическом для всего человечества уходе с исторической сцены.

Но кричать об этом должны все мы – все, разговаривающие, пишущие, думающие на русском языке люди… или просто беззаветно любящие русский язык нерусские люди, а ведь таких – тоже миллионы, если не миллиарды! Русский язык объединяет всех. Объединяет и защищает. Он – оберег, он – великий хранитель первобытийных человеческих ценностей.

И нам давно уже всем миром, соборно надо кричать о великом преступлении против человечества – об убиении русского языка, именно о его убиении – нарочитом, планомерном, целенаправленном. И делают это вовсе не случайные люди и далеко не в силу своей малограмотности или недомыслия. Как раз наоборот.

Оглянитесь окрест! Вслушайтесь в русскую речь сегодня – в глазах пестрит: дресс-код, франчайзинг, тест-драйв, менеджер, маркетинг, риэлтер, ваучер, андеррайтинг, корпорация, реструктуризация, коррупция, дилер, дивиденды, рефлексия, сервис, бизнес. Где мы? В России или еще где? И кто мы – умные или, по словам Ф.М. Достоевского, еще какие?

Когда, в какие веки такое громадное количество нерусских слов, неудобочитаемых, неудобопроизносимых и непонятных для русского слуха, врывалось в нашу жизнь?

Исторически это восходит к временам очень и очень отдаленным, и вместе с новыми реалиями в язык ворвались и их обозначения, как правило, нерусского толка. Можно вспомнить и более поздние времена, когда не без помощи российской верхушки быт и нравы в стране сначала «онемечились», а потом «офранцузились». Кто только ни вертелся при дворе за все эти столетия! Назовем лишь по памяти имена некоторых российских царедворцев – Антон Девьер, Яков Брюс, Франц Лефорт, Патрик Гордон, та же Анна Монс и т. д.

Уже в те времена в «высшем свете» не было принято говорить на русском языке, и потому говорили на каком угодно, лишь бы не по-русски. Доходило до нелепости – дворянство почти перестало говорить на родном языке.

Но зададимся вопросом: а был ли этому дворянству русский язык – родным? Хлынувшие в Россию при Петре I его приспешники в основном были далеко не русских кровей – откуда тут русскому духу взяться? Вот они и несли с собою иностранную тарабарщину, жаргон и прочую «мерзость» в нашу певучую речь. Известно, что петровский Кокуй был местом, откуда лавиной неслась разного рода брань, а проживали в этой слободе как раз те иностранные «специалисты», которые потом занимали высокое положение в обществе и становились… русской знатью, а позднее – той самой либерально мыслящей интеллигенцией, немало сделавшей для раскола русского общества.

После государственного переворота 1917 года в русском языке уже массово появились и утвердились новые слова-оккупанты – революция, электрификация, пролетариат, пауперизм, экспроприация, эксплуатация и т. д. и т. п.

Самое ужасное, что мы давно смирились с этим варварским нашествием иностранщины и уже почти не воспринимаем эти слова как нечто инородное. Они уже обжились в нашем языке, обрусели и, увы, стали привычными. Но это только потому, что они уподобляются русским словам, правильнее сказать, подделываются под наши. Но либерально настроенные и «прогрессивные» языковеды говорят о процессе ассимиляции (уподоблении).

Как этот процесс выглядит? Очень просто: иностранные слова именно уподобляются русским, и оттого становятся менее заметными – своей нерусскостью и менее ужасающими – своей неудобочитаемостью.

Сначала иностранные слова робко «примеряют» графический костюм нашего языка, потом обрастают родственными связями, постепенно окружают себя русскими приставками, русскими суффиксами, и так, мало-помалу входят в нашу речь. Даже выражение окей, имеющее значение одобрения, у нас уже давно некоторые пытаются произносить как океюшки, что замечательно обыграно писателем-сатириком М. Н. Задорновым.

«Хуже всего то, что эти безобразные иностранные слова приобретают понемногу в нашем представлении какое-то преимущество перед чисто русскими словами…»,

– считает доктор филологических наук, профессор Лев Иванович Скворцов [9, с. 106]. Но эти заимствования иногда оказываются настолько нежизнеспособными, что русский язык постепенно их сам начинает вытеснять. И скорее всего, в результате этого естественного процесса они бы ушли из нашего языка, если бы их усиленно не тянули назад и искусственно не внедряли в сознание людей.

С этой целью ведется большая работа, а для того, чтобы нужные или ненужные заимствования имели якобы законное право на существование в русском языке – их фиксируют лингвисты, а потом издают словари иностранных слов. А что написано пером, то, как говорится, не вырубишь топором. Слова зафиксированы, толкование приведено, формы указаны, стало быть, им уже определено их место в языке. И к великому сожалению, эти словари порой несут искаженную информацию о происхождении того или иного слова. Например, известные слова коллектив в значении собрание товарищей, товарищеский круг и коллега в значении человека из коллектива, круга товарищей имеют прямое отношение к русскому корню коло со значение круг. Но словари указывают на их латинское происхождение. Мы можем согласиться с тем, что коллектив и коллега – это собственно латинские формы, но только образованы они с помощью исконного русского корня коло, и в латинский язык они попали гораздо позднее.

Подобная история со словом хор. Словари указывают на греческое происхождение слова, однако это далеко не так, слово это русское,  и корень его имеет прямое отношение к слову – коло в значении круг. Ведь что такое хор? Это певческий коллектив, изначально – пение в кругу друзей. Безусловно, в греческом языке было слово choros, но оно пришло к грекам от славян, а не наоборот. В этой связи нам хорошо знакомо такое слово, как хоромы – в значении круговая застройка двора. Кроме того, мы знаем, что одно из имен бога Солнца у древних славян было Хорс, то есть здесь та же звуковая основа. И даже такое слово, как хороший – из этого ряда, поскольку имеет значение относящийся к Хорсу и образовано оно от имени бога Солнца Хорса.

Несмотря на очевидные истины, слова коллектив, коллега, хор по-прежнему помещены в словарях иностранных слов, да если бы только они. Мы привели лишь небольшой пример подобного отношения к русскому языку.

Но то, что происходит сегодня – дальше допускать никак нельзя. Нужны государственные меры по ограничению использования иностранных слов, необходимо вмешательство властей в этот уже почти неуправляемый процесс. К сожалению, пример властей в этом направлении не всегда бывает положительным. Все мы помним, как М. С. Горбачев силой своего президентского авторитета буквально ввел в обиходную речь слова консенсус (согласие), плюрализм (многообразие) и, кстати, президент (глава республики). И вся страна подхватила эти мало эстетичные нововведения. И пошла писать губерния…

До сих пор чуть ли не ежедневно мы слышим эти слова, и теперь они словно бы утвердились в нашем языке, укрепились и уже эдак свысока поглядывают на русских собратьев.

На наш взгляд, правительство должно подавать примеры – бережного отношения к родным традициям, проявления уважения к отечественной культуре и, может быть, даже пиетета перед русским языком как высшей ценностью. Результаты не замедлили бы сказаться. И уважение бы к такому правительству возросло бы сразу же и без всяких популистских ухищрений.

Народ у нас добрым словом помнит не того, кто разрушает, а того, кто строит. Чем запомнился людям М. С. Горбачев? Тем, что была разрушена великая держава – Советский Союз. Но у того, кто не пожалел страну, разве могло быть другое отношение к русскому языку?

Кстати сказать, мы имеем хорошие примеры в этом направлении, – Франция очень активно борется с засорением родного языка. В самом деле, в этой стране действует закон, запрещающий употреблять иностранную лексику, если в родном языке есть соответствующие им слова. Почему мы не перенимаем этот опыт? Думается, подобный западный опыт нам не повредит.

Под гипнозом коварной лжи…

Но мы упомянули статью Вячеслава Иванова «Нашъ языкъ». Писатель искренне восхищался родным русским языком, с подлинным наслаждением произнося в его адрес вдохновенные слова о его богатстве, гибкости, величавости и благозвучии. Это все замечательно, и мы восторженно соглашаемся с каждым словом писателя. Но можно сколько угодно упиваться подобных им слов в адрес русского языка, а между тем… положение дел устрашающе ухудшается. И процесс разрушения языка неумолимо и буквально уже на наших газах продолжается и набирает обороты. Не видеть этого может только слепец, хотя… Даже просвещенные люди старой России часто бывали в шорах, ведь то, что сегодня называют рекламой, пиаром, лоббированием интересов, существовало всегда, во все времена, только принимало какие-то свои, свойственные своему времени формы. Но если в прежние времена это было в зачатке, то теперь это приняло грандиозный размах.

Грустно осознавать, что даже просвещенные, талантливые люди своего времени находились под гипнозом этой вековой и коварной лжи об отсталости России, о ее несвободе, неумении жить, непонимании своего пути. Даже образованные и умнейшие люди были так легковерны и доверительны, что поддались на губительные западно-масонские уловки о какой-то необыкновенной роли обыкновенных монахов, засланных на Русь с определенной целью и в конечном итоге, содействовать падению Руси. Не видел этой лжи и Вячеслав Иванов, потому и наивно называл русский язык «новым по глубине впечатления», радуя врагов, что «уже не варвары мы, поскольку владеем собственным словом». Таким образом, он словно признавал варварство славян, соглашался с вековой ложью об отсталости от мировой культуры.

Но как же, будучи просвещенным человеком, не знать труда М. В. Ломоносова о древнейшей русской истории, который чуть ли не со слезами на глазах уверял своих современников в том, что русы имеют историю гораздо древнее многих народов и что русский язык древнее всех прочих. Вот что он писал: «Множество разных земель славенского племени есть неложное доказательство величества и древности. Одна Россия, главнейшее оного поколение, довольна, к сравнению с каждым иным европейским народом. Но представив с нею Польшу, Богемию, вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие, около Дуная славянами обитаемые земли, потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть курландцев, жмудь, литву, остатки старых пруссов и мекленбургских вендов, которые все славенского племени, хотя много отмен в языках имеют, наконец, распростершиеся далече на восток, славено-российским народом покоренные царства и владетельства рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространенных славян видим» [6].

Но М. В. Ломоносова не хотели и не хотят слушать так называемые «прогрессивные», то бишь прозападно настроенные и западом вскормленные господа.

Невыгодно было масонским приспешникам популяризировать мнение великого человека, русского гения. Но поскольку заставить его замолчать они не могли, вроде бы стали ему поддакивать, мол, мели, Емеля… Однако мысли его широко в народ не пускали. Даже история, написанная М. В. Ломоносовым, не пользовалась известностью – ни тогда, ни сейчас. Современные либералы нашли объяснение – дескать, М. В. Ломоносов не был историком, поэтому и работа его не может быть доказательным источником.

Но как же, будучи мыслящим человеком, не читать и знаменитого труда Егора Ивановича Классена «Новые материалы для древнейшей истории славян…»? Этот труд еще более убеждает в том, что и письменность у славян была испокон веков и что история славян – это история высочайшей культуры человечества. Надо сказать, что Егор Иванович Классен был образованнейшим человеком своего времени. Российский дворянин, по происхождению немец, потом – российский подданный, он не только автор уникального очерка о древнейшей российской истории, но и переводчик знаменитого труда польского слависта Т. Воланского, а также исследователь славянских рун.

Он доказывал: «Славяне имели грамоту не только прежде всех западных народов Европы, но и прежде Римлян и даже самих Греков и что исход просвещения был от Руссов на запад, а не оттуда к ним» [5].

Стало быть, Вячеслав Иванов, как и многие другие его современники, находился под гипнозом коварной лжи, и это несет большую опасность. Получается парадоксальная ситуация: защищая в своей статье русский язык, Вячеслав Иванов наносил ему же вред. И не только языку – но и всей культуре, всей русской истории.

Вот и Вячеслав Иванов был одурачен ласковыми разговорами о красоте эллинской речи и не видел всех хитросплетений. И только немногие дальновидные люди понимали, что происходит на самом деле. И видели исток этой лжи, саму подоплеку происходящего в России бедствия, и догадывались об организаторах, которых в разное время называли по-разному: масоны, карбонарии, революционеры, декабристы, демократы, правозащитники, либералы, «яблочники» и так далее, но все они, вольные или невольные – служители мировой закулисы. Имя им – легион.

Сейчас происходит то же самое… Та же ложь наполняет книги, те же хитроумные нити плетут враги, дабы запутать сознание людей.

Простор – естественное условие существования русского языка

Но несмотря на эти заблуждения и соглашательство с врагами русского языка, русский писатель Вячеслав Иванов чувствовал природную мощь родного языка, его неохватность, его всемирность, его невиданно-неслыханный простор. Он писал: «Такому языку естественно было как бы выступать из своих <…> берегов, в смутном искании всемирного простора» [3]. Здесь ключевое для нас слово – простор! Простор – естественное условие существования русского языка. И может быть, это главное его качество, ибо он сам – этот дивный простор и сама Природа-мать. Дальше он говорил, что в русском языке заложена собирательная воля; и сверхнациональное, всеобъединяющее начало.

Но дальше отмечал, что с ним самопроизвольно росла русская держава…».

В этих речах видится некая шероховатость, поскольку думается, что держава наша росла вовсе не самопроизвольно, а волей и талантами народа и по указанию царственного перста – это, во-первых. А во-вторых, этот рост порой сопровождался весьма странным и прямо противоположным процессом – потерей территорий. Разве можно было так прекраснодушно говорить о росте нашего отечества, когда на протяжении столетий от него то и дело отпадали огромные куски – приграничные территории.

Вспомним их:

1) потеря Аляски в 1867 году, которая рассматривается некоторыми историками как предательская и незаконная сделка, продиктованная не государственными, а личными интересами членов правительственного лобби;

2) потеря Финляндии, которая с 1809 года была в составе Российской империи, но в результате государственного переворота 1917 года была отдана по прямому указу В. И. Ленина. 18(31) декабря 1918 года был издан декрет, в котором, в частности, говорилось: «признать государственную независимость Финляндской республики». Подписан он был В. И. Лениным, народными комиссарами И. Штейнбергом, Карелиным, Сталиным, а также управляющим делами Совнаркома Бонч-Бруевичем и секретарем Н. Горбуновым;

3) потеря Крыма, который с 1954 года по указанию Н.С. Хрущева вошел в состав Украины (возвращён в состав России в 2014 г.);

4) потеря огромных территорий после распада Советского Союза, когда от русской державы отошли и стали вдруг чужими владениями ее исконные земли. Мы потеряли Прибалтику (исконные русские земли): нынешний город Тарту – старинный русский был основан русским князем Ярославом Мудрым в 1030 году в честь победы над чудью и назван Юрьевым в честь небесного покровителя;

5) потеря северного Казахстана, который есть не что иное, как русская южная Сибирь;

6) потеря Туркмении, называвшейся Закаспийской областью, где русские цари строили железные дороги, города и т. д. Испокон веков это были земли зороастрийцев, где находился один из древнейших арийских городов – Асгард (нынешний Ашхабад);

7) а Кавказ? А Азербайджан (древний край зороастризма)? А исконно арийский земля Таджикистан – древний край ведической культуры?

Так что в истории нашего отечества было не только «прирастание» территорий, но и их потеря. А потеря территории всегда начинается с потери языка – это правило, которое не следует забывать. Особенно сейчас, когда размывается национальное чувство, когда русскому человеку навязывают чуждые ему западные стандарты, и когда русскому духу угрожает уже опасность небытия.

Но в крови нашей растворена надежда… и инстинкт самосохранения… и жажда жизни… Я говорю – в крови – и это далеко не художественный образ, это прямое указание на то, что генетически здоровое нравственное чувство, присущее каждому человеку, подскажет, что необходимость сбережения родного языка – есть условие сохранение народа.

При этом в русском языке есть и сверхнациональное и объединяющее начало, и святое зерно, связующее нас с древними пращурами. И в благодарность за их заботу испокон веков возносились на святой Руси «храмовые созвездия»…

О «буйственной неслепоте» сообщников и «перекличке сообщников»

В. Иванов отмечал, что язык наш «оскверняют богомерзким бесивом – неимоверными, безсмысленными, безликими словообразованиями, почти лишь звучаниями, стоящими на границе членораздельной речи, понятными только как перекличка сообщников…» [3].

И в самом деле – чужебесие, которое мы видим и слышим на каждом шагу, выраженное в этих словах: бой-френд, супермаркет, дистрибьютер, превентивный, бэк-офис, сабвуфер, чип-тюнинг, супервайзер, бизнес, сервис, паллиатив, паритет, кастинг, пиар, гламур и так далее.

Размышляя о том, с каким постоянством и упорством эти слова внедряются в массовое сознание, напрашивается мысль: а так ли уж слепа эта «буйственная слепота» этих людей? И для чего они так старательно прививают нам мысль, что использовать в речи иностранные слова – это модно, прогрессивно, престижно, достойно. Если речь идет о молодежи – то это круто, клёво, прикольно. Тот, кто их употребляет – вообще крутой чувак, хедлайнер, мажор. А тот, кто ими не пользуется – тот отсталый человек, консерватор по своим убеждениям, ничего не мыслящий в современной жизни, словом, – лох, лузер, чайник, профан.

К великому сожалению, все эти слова – из нашей современной действительности, мы их слышим уже буквально на каждом шагу. Недавно в передаче «Две звезды» известный диктор телевидения советских времен, которую пригласили в жюри, оценивая пение, несколько раз повторила ходовое нынче выражение супер-пупер (видимо, в значении очень хорошо). Было стыдно за эту даму, опустившуюся до уровня подворотни, где в прежнюю пору собиралась далеко не лучшая публика. Видимо, так она продемонстрировала свой «прогрессивный», этакий либерально-раскованный взгляд и свою лояльность к нынешним временам и нравам. Лучше бы о душе подумала, все-таки возраст. Но это уже частность.

Главное – так средства массовой информации готовят нас к переходу на этот странный язык. Видимо, для этого им и нужны какие-то известные люди, ведь глядя на них, кто-то скажет: если ему можно, то почему мне нельзя? А то, что этим известным людям хорошо платят за разрушение сознания – это давно ни для кого не секрет.

К великому сожалению, мы уже привыкли, а вернее, нас приучили к иностранным словам: адекватный (соответствующий), аналогичный (подобный), креативный (творческий), сензитивность (повышенная восприимчивость), фикция (обман, выдумка), доминировать (преобладать), реабилитация (восстановление), оригинальный (подлинный), презентация (представление), альтернатива (выбор), нюанс (оттенок), стабильный (устойчивый), абсурд (нелепость), инвестиции (вложения), эксклюзивный (единичный), функционировать (действовать) и так далее.

Нам предлагают целый набор профессий, названия которых звучат чуть ли не устрашающе, так они непонятны русскому уху: дилер (представитель), маркетолог (исследователь спроса), логист (завскладом), пресловутый менеджер (управленец, руководитель), ресепшн (регистратор), риэлтер (продавец недвижимости), дистрибьютер (распространитель), секьюрити (охранник), супервайзер (смотритель торгового зала), промоутер (распространитель, толкач), и даже некий пиццемейкер (повар пиццы).

Нас приучают к этому для того, чтобы мы разучились говорить на родном языке и навсегда забыли свои корни.

Может быть, это делается для того, чтобы мы думали, что эти формы – единственно возможные, и что в русском языке им нет соответствий?

Зададимся простым вопросом: для чего вводятся эти невразумительные слова в наш язык? С какой целью появляются  эти довольно невнятные по смыслы понятия: приватизация, ваучер, коррупция, коррупционер? Думается, цель ясна и подтекст очевиден: скрыть суть, увести от правды, затуманить сознание людей, усыпить их бдительность.

В самом деле, выступит какой-нибудь важный чиновник по телевидению и скажет, необходимо бороться с коррупцией. Что ж, надо – так надо. А что такое коррупция? Взяточничество? Значит, власть намерена с взяточничеством бороться? Так это хорошо, правильно.

В другой раз услышит: в таком-то городе мэр оказался коррупционером. Скажи ясно: вором оказался этот мэр (то есть градоначальник), это возымеет более сильное воздействие на сознание людей. И потому власть предпочитает смягчать такие острые углы, усыплять сознание своего… электората (избирателей). Видимо, боится, что может проснуться национальный дух, и что электорат вдруг снова станет народом.

Что дает нам родной русский язык? Самое главное – родная речь дает нам способность сохранять преемственность, ведь утрата этой способности означает смерть народа. Видимо, прав был Вячеслав Иванов, говоря о сообщниках, может, и в самом деле, какие-то невидимые сообщники действуют на благодатной ниве русского языка.

О языке дореволюционной науки

Нас приучают к тому, что научная терминология чуть ли не обязательно должна звучать на иностранных языках, якобы от этого она приобретает… более научное звучание. Но зачем, скажите на милость, говорить префикс, когда можно сказать приставка, флексия – если по-русски окончание, этимология – если понятнее происхождение? Молодежь с особенной тщательностью приучают к мысли, что это якобы международный, всенародный язык, и что в этом нет ничего дурного, нормальное, дескать, явление.

Увы вам, ревнители чужого! Все далеко не так хотя бы потому, что английский язык по сравнению с русским языком чрезвычайно беден.

Что касается количества слов в русском языке, то здесь сложилась удивительная ситуация: все они до сих пор не посчитаны. И это при том, что мы имеем огромное количество словарей: орфографические, толковые, частотные, этимологические, фразеологические, терминологические, орфоэпические, топонимические антропонимические, диалектологические, словари синонимов, антонимов, окказионализмов, архаизмов, историзмов, неологизмов, просторечной лексики, служебных слов, рифм, сокращений, арго и так далее. В прямом смысле, – несть им числа. В советские времена мы пользовались словарем современного русского литературного языка в 17 томах, он так и назывался ССРЛЯ-17. В 90-е годы начал выходить новый словарь в 20 томах, включающий свыше 120 тысячи слов, но вышло всего 4 тома. Издание почему-то было приостановлено, перестройка, к сожалению, оказалась процессом разрушительным, а не созидающим.

Даже если учесть словарный состав этого словаря, как быть с разговорной лексикой или просторечной, как быть с диалектизмами и историзмами, как быть с архаизмами и неологизмами? А кто, наконец, учтет многочисленную профессиональную лексику и прочую специфическую, ведь все они входят в словарный состав. Одни исследователи называют 300 тысяч слов, другие – 450, третьи – 600, миллион и более, но даже это – далеко не предел, потому что многие лексические пласты оказываются неучтенными.

Нам говорят, что в английском языке слов больше миллиона. Но эти цифры явно от лукавого. Во-первых, смело можно сказать, что у них гораздо лучше обстоит дело с учетом. Во-вторых, известно, что по официальным данным 70 процентов слов английского языка – заимствованные. В-третьих, не будем забывать, что английский язык относится к германским языкам индоевропейской группы и собственно родоначальниками англичан его являются германские племена англов, саксов и ютов. Стало быть, куда уходят корни, ясно – в индоевропейскую, арийскую старину, во времена языковой общности.

Кроме того, в английском языке, как известно, преобладают короткие слова, длинные здесь довольно редки. И уже совершенно смешно – английскому языку свойственно такое явление, как отпадение – отпадение окончаний, некоторых слогов в начале слова и даже в середине. То есть, мы можем говорить о процессах упрощения в языке, то есть его деградации.

Далее – для сравнения. В английском языке, например, всего 26 букв, а в современном русском, даже претерпевшем на своем веку большие изменения по его усечению, 33 буквы. А когда-то было 43, еще раньше 47, а в глубокую старину, как свидетельствуют некоторые источники, их было 147. Такая бросающаяся в глаза разница говорит в пользу богатства русского языка и, соответствен, бедности английского, это факт очевидный.

Так неужели для обозначения терминов нужны именно иностранные слова? Думать так могут только недруги русского языка, а стало быть, и России.

Но мы начали говорить о языке дореволюционной науки. Скажем несколько слов о дореволюционной науке, которую в советские времена не уставали всячески поносить, дескать, она была такая и сякая, и сложная-то и вычурная, и язык-то у нее был громоздкий, и правила запутанные. Мы все это читали и многому, не верили, потому что представители дореволюционной науки – это К. С. Аксаков, В. М. Бехтерев, Ф. И. Буслаев, В. И. Вернадский, А. Х. Востоков, Г. С. Лебедев, Д. И. Менделеев, И. П. Павлов, А. А. Потебня, И. И. Срезневский, К. Э. Циолковский, А. Л. Чижевский.

Справедливости ради надо заметить, что не все эти имена были широко известны, например, о В. И. Вернадском, А. Л. Чижевском мы вообще знали крайне мало, и только не так давно о них стали появляться материалы. Информация же о тех великих людях, которые были известны, – тоже преподносились преднамеренно однобоко. Кто такой, например, в сознании молодежи, Д. И. Менделеев? Это «открыватель химической таблицы Менделеева», которую он увидел во сне. Но о том, что Дмитрий Иванович был великий мыслитель, философ, общественный деятель, лидер национального, патриотического движения черносотенцев, об этом у нас не говорят. Как не говорят и о том, что Д. И. Менделеев оставил блестящие труды об истории России и путях ее развития.

И. П. Павлова знают только по словосочетанию «собаки Павлова», о К. Э. Циолковском говорят, что он «проложил дорогу в космос». Но К. Э. Циолковский оставил нам поразительные (даже в чем-то шокирующие) работы по философии, социологии, вот, к примеру, их названия – «Что делать на Земле?», «Жизнь человечества», «Идеальный строй жизни», «Руководители человечества», «Общественный строй».

Труды Ф. И. Буслаева и И. И. Срезневского знают в основном только специалисты-языковеды, хотя они могут быть интересны многим.

Таким образом, представители дореволюционной науки были энциклопедично образованными людьми, мыслящими масштабно и, наряду, с практической пользой, извлекаемой из своих исследований, оставались романтиками и мечтателями. И не надо говорить, что время мечтателей прошло. Оно прошло для тех, для кого его просто никогда и не существовало.

Дореволюционная наука – это стройность мысли и ясность языка, широта разума и целомудрие чувства, глубина постижения и горнее парение. Это, наконец, государственное мышление и личное безкорыстие. Отсюда и какое-то массовое рождение русских гениев в самых разных областях человеческой деятельности – П. Н. Яблочков (изобретатель), Н. И. Пирогов (хирург), А. В. Суворов (полководец), Ф. И. Шаляпин (певец), И. А. Сикорский (авиаконструктор), В. И. Даль (составитель словаря), А. С. Пушкин (поэт), В. Н. Татищев (историк), В. В. Докучаев (геолог, почвовед), К. А. Тимирязев (естествоиспытатель), П. А. Столыпин (государственный деятель), А. А. Марков (математик), Л. Н. Толстой (писатель), М. И. Глинка (композитор), всех не перечислишь.

Наша русская наука оплодотворила всю мировую науку, дала ей подпитку, силы, энергию, указала ей направление, она ее благословила на дальнейшие поиски.

Скажем несколько слов и о языке дореволюционной науки в России, в массе своей это были работы, удивляющие как точностью изложения, так и красотой стиля. И был этот стиль ясным, понятным, последовательным и вовсе не лишенным образности. Не будем сейчас говорить о том, что-де, эти работы устарели, что они отражали дух своего времени и что они были определенным этапом научной мысли. Все это так, но не будем забывать, что работы старых мастеров – это не списанные методички районных библиотек, а основополагающие труды, на которые мы опираемся до сих пор. А их авторы – наши учителя, среди которых Илья Федорович Тимковский, Роман Федорович Тимковский, Федор Иванович Буслаев, Измаил Иванович Срезневский, Константин Дмитриевич Ушинский, Константин Сергеевич Аксаков, Николай Петрович Некрасов, Дмитрий Николаевич Овсянико-Куликовский, Дмитрий Николаевич Ушаков, Герасим Степанович Лебедев, Лев Владимирович Щерба. И подобная ситуация – во всех областях наук, не только в языковедении.

Труды Ф. И. Буслаева, И. И. Срезневского, Д. Н. Ушакова, К. Д. Ушинского и Л. В. Щербы еще понемногу читают (в основном, по необходимости) филологи, педагоги и методисты. Но имена некоторых авторов вообще предпочитают не упоминать, например, Константина Сергеевича Аксакова, поскольку он – ярко выраженный славянофил. Почти не знают Герасима Степановича Лебедева, выдающегося лингвиста, одного из основателей индологии. Но совсем недавно его вспомнили на его родине, в Ярославле, и теперь его труды становятся, наконец, востребованными. Почти неизвестны работы Николая Петровича Некрасова, а также Ильи Федоровича и Романа Федоровича Тимковского. Такая же ситуация и с трудами Дмитрий Николаевича Овсянико-Куликовского, выдающегося исследователя ведийской литературы и санскрита.

Что касается научной терминологии дореволюционной России, то она была не такая заумная и вымученная, как сейчас. Наверное, когда человеку есть что сказать, он не прячет это за ширмой пустопорожнего многословия, не прибегает к помощи понятных иностранных слов, называя их терминами, а называет вещи прямо, своими русскими именами. В дореволюционной России, между прочим, науку о происхождении слов называли не этимологией, как сейчас, а словопроизвождением, а вместо синтаксис говорили словосочинение, правописание называли именно правописанием, а не орфографией, а науку о произношении называли правоизглашением, а не орфоэпией.

Более того, учебники в дореволюционной России были написаны ясным для понимания языком. Например, гласные буквы назывались точно так же гласными или самогласными. Почему? Прочитаем определение согласных из Грамматики Антона Барсова 1773 года: «Согласная есть такая буква, которой без помощи гласной не можно выговорить явственно, например: б, д, напротив чего с гласною, прежде или после ее поставленною, слышен выговор оной явственно, например, ад, да, об, бо» [8, с. 50]. И современное толкование из словаря Д.Э. Розенталя: «Звуки речи, состоящие или из одного шума, или из голоса и шума, который образуется в полости рта, где выдыхаемая из легких струя воздуха встречает различные преграды» [7, с. 436]. Как говорится, без комментариев.

Так что современному ученому есть, у кого поучиться и есть, на что опереться, научные сочинения Ф. И. Буслаева, И. И. Срезневского, А. А. Реформатского, Б. А. Ларина не менее захватывающие, чем иные художественные произведения, а может быть, и более.

Что предшествовало подворотне 1917 года…

Мало того, что современная речь изобилует заимствованной лексикой, так она еще полна изобретениями нового времени, которые даже жаргонизмами назвать можно с большой натяжкой. Такую речь даже птичьим языком нельзя назвать. В конце концов, чем собственно плох птичий язык? Птицы – создание природы, значит, и язык им дан от природы. Другого языка у этих божьих тварей и быть не может.

Конечно, если человек заговорит вдруг с такими прищёлками и присвистами, это будет дико, но для птиц это их естественный язык, и потому он красив. Наверное, нам надо перестать называть чью-то безобразную речь птичьим языком, зачем обижать природу? Мы же наслаждаемся пением соловья, трелями жаворонка, щебетом щегла, вскриками чаек над водой, и даже в чириканье воробья мы находим неповторимую прелесть. Это естественный их язык, данный им от природы, и птицы, в отличие от людей, не коверкают его. Кому положено петь – поют, кому положено каркать – каркают.

Но современный человек поступает иначе. Он начинает вдруг выделывать со своим языком нечто невероятное. К чему, к какому лексическому пласту, какому разделу отнести все эти словесные новообразования: чмок (целую); спок (спокойной ночи); туса, она же тусовка, она же пати (сбор); пасибки (спасибо); чики-пуки (все хорошо); супер-пупер (все очень хорошо); телка, цыпа, чикса (девушка); аська (аббревиатура ICQ от английского I seek you (ай сик ю), что переводится как я ищу тебя – программа для моментального обмена сообщениями); чат (компьютерный способ общения в режиме реального времени); чатиться (общаться, сидеть в чате); мобила (мобильный телефон); самусяка (SMS-сообщение по мобильному телефону); бомбить (работать таксистом); бомбила (таксист); бабки, они же бабло (деньги); палево (опасность); прикольно (смешно). И, наконец, совершенно дикое словечко вау (нечто вроде выражения чувства одобрения, удивления или восторга), а между тем оно очень близко стоит к русскому междометию ой, имеющему выражение одобрения, удивления, испуга и так далее. Но сказать ой – значит якобы расписаться в собственной отсталости (создано общественное мнение), вот молодежь и старается на иной манер, чтобы не прослыть несовременной. Из какой же подворотни это все пошло?

Думаю, что это пошло из подворотни 1917 года, когда пришла швондеро-шариковская шпана со своими местечковыми и уголовными законами.. С поразительной точностью с абсолютным чутьем художника М. А. Булгаков увидел эти два типажа новой, послереволюционной действительности: наглый, одетый в кожанку управдом Швондер и Шариков – совершенно оскотинившееся, а вернее, бывшее таким от рождения некое человекоподобное существо, по сути, зверь. Эти двое (по сюжету произведения «Собачье сердце») распоряжаются в доме русского профессора Преображенского, смотри шире: в самой России.

Однако, подворотня 1917 года – этой уже апофеоз мерзости, разгар шабаша, пик сатанинского торжества. Давайте не будем забывать, что всему этому предшествовала длительная борьба этих сатанинских сил против святой Руси; убиение русской нравственности, начатое с незаконного воцарения в 1613 году прозападной династии Романовых; ожесточенная война за обладание русским престолом; опустошительные петровские реформы, подорвавшие русский дух на корню; эпоха дворцовых переворотов – с теми же циничными целями; отход интеллигенции от традиций своего народа, а вернее, разложение этой праздной интеллигенции. Ведь представители ее, перенимая модные в Европе привычки и манеры, заглядываясь на парижские туалеты с рюшами и фестончиками, напрочь лишились национального чувства, цинично попрали свои родные обычаи, отказались от своих корней. И чересчур увлекшись этими розовыми фестончиками, даже забыли русский язык.

С какой болью писали об этом наши русские писатели-чудотворцы: Л. Н. Толстой не случайно изобразил свою героиню Наташу Ростову близкой народному духу; пушкинская Татьяна, как говорил поэт, «русская душою»; некрасовские героини целиком принадлежат стихии русской жизни; М. Е. Салтыков-Щедрин неустанно изображал на своих страницах прекрасную старину; образы Н. С. Лескова дышат народностью; И. С. Тургенев горевал о разрушении «дворянских гнезд»; А. П. Чехов печалился о гибели «вишневого сада» как символа старой Руси. Всё они предвидели, наши русские гении, оттого и звучали их слова, как предостережение потомкам: будьте бдительны! Хам грядёт!

И хам грянул, и в 1917 году началась бесовская вакханалия… не зря эти пришлецы сразу набросились на русский язык, проводя свои непотребные реформы, отменили некоторые буквы, изменили правила и так далее. Они знали, что в языке – сила.

И тогда в полную силу загремели на улицах и площадях русских городов мат и жаргон – швондеры и шариковы насаждали их повсюду, поскольку вырождение было их целью. Для них любая сточная канава или выгребная яма – родная среда, в которую эти оборванцы и проходимцы разных мастей в течение многих веков пытаются загнать Святую Русь, о которой так печаловались настоящие русские люди. И не только ученые и писатели, а все нормальные люди, видящие, что на их глазах идет умерщвление языка и убиение всех основ русских устоев, исконной народной нравственности, которая всегда покоилась на совестливости, чести и достоинстве и выражалась, прежде всего, в языке.

И коли мы не будем ничего предпринимать, то пройдет еще немного времени, и увидим мы уже не то что живую дубраву русской речи, а ее жалкие остатки.

«Комиссары в пыльных шлемах» и народное образование

Разрушение, однажды начавшись в глубокую пору X века и средневековья, успешно продолженное «онемечившейся» и «офранцузившейся» интеллигенцией, было подхвачено «комиссарами в пыльных шлемах». И ныне продолжается теми, кого они целенаправленно готовило. Дело образования (в нужном им русле) было поставлено на широкую ногу. Русский язык все больше утрачивал свою природную красоту и обретал безобразные космополитические черты. Он все более отходил от законов естества, и все чаще в нем звучали то гортанные, то хриплые звуки чужой речи.

От былой красоты почти ничего не осталось. Такое ощущение, что даже писатели разучились писать на чистом русском языке, искони славившемся своей кристальной незамутненностью.

Сейчас с русским языком происходит то, что называют деградацией, упадком, а вернее, выхолащиванием глубинного смысла. И процесс этот все продолжается. Уровень использования иноязычной лексики так высок, а уровень нравственно-защитного порога так низок, что мы даже не замечаем порой, что говорим чужими словами и с чужого голоса. Зато телевидение и печатные средства массовой информации усердствуют в этом направлении вполне осознанно: там-то прошел саммит (встреча), там-то проведен  референдум (всенародный опрос), где-то был ратифицирован (утверждён) договор, стороны достигли консенсуса (согласия), в производстве использованы инновационные (новые) технологии и т. д. А еще у нас тут и там разрабатывают бизнес-план, предлагают ноу-хау, ищут спонсоров, делают инвестиции, проходят кастинги, достигают паритета, принимают превентивные меры. А уж учатся нынче все в колледжах (бывших училищах и техникумах) и получают образование бакалавра или магистра.

Особенно пестрит заимствованиями профессиональная лексика. Вполне понятно, что профессиональная лексика имеет свои особенности, обусловленные малой сферой употребления и распространения, применением её узким кругом лиц, занимающихся той или иной деятельностью. Всем и не надо, может быть, знать многих медицинских, технических, гуманитарных терминов – у них свой круг применения, и к тому же, они, как правило, не несут ни дополнительных оттенков речи, ни красоты, ни образности.

Но иногда эти профессиональные термины начинают проникать в общеупотребительную лексику, да еще и усердно насаждаются под видом новых и модных.

Автомобилисты из кожи вон лезут, дабы прослыть продвинутыми в этом вопросе, они говорят: краш-тест (испытание автомобилей на безопасность, представляющее собой умышленное воспроизведение дорожно-транспортного происшествия), тест-драйв (пробная поездка в автомобиле), сабвуфер (акустическая система для воспроизведения самых низких частот), фаркоп (сцепное устройство для буксировки), тахограф (прибор для записи скорости), чейнджер (накопитель музыкальных дисков) и даже CD-чейнджер, тюнинг (улучшение), а теперь появился еще и чип-тюнинг (перепрограммирование компьютерных настроек автомобиля).

Любят новомодную лексику финансовые работники, здесь сплошь дебет (счет поступлений и долгов учреждению), кредит (счет кредитующего лица или учреждения), лизинг (продажа вещей в рассрочку), авизо (уведомление об исполнении расчетной операции), маржа (доход), и, разумеется, обязательные дивиденды.  И даже старая добрая бухгалтерия, хотя это тоже заимствованное, но вполне обжитое в русском языке слово превратилась в бэк-офис. Так-то вот… Знай, мол, наших, а вернее, не-наших.

Совсем недавно появилось ещё одно модное слово – ребрэндинг. Это уже, что называется, последний «писк». Как он появилось? Нам хорошо известно слово брэнд – это нечто вроде широко известной торговой марки, приставка ре имеет значение назад, обратно, вновь. Стало быть, ребрэндинг – обретение нового образа или, как сейчас говорят, имиджа.

И, конечно, не могут без этой лексики обойтись современные программисты: драйвер (вспомогательная программа), файл (папка), сайт (страница), и конечно, web-сайт (страница в сети интернет), появились у нас и web-специалисты и даже вебдизайнеры.

А все учебники, когда-то написанные и составленные по программам все тех же комиссаров, теперь призывают к толерантности (терпимости) ко всему чужому – мнению, верованию, поведению и так далее, и ко всем чужим. И это при том, что государствообразующая, титульная нация – русский народ, а стало быть, и русское отечество – в опасности. Правда, в последнее время у нас стали говорить о демографическом кризисе, хотя тут уже не кризисом пахнет, а тотальным физическим вымиранием народа.

Дело же образования тоже запущено до предела, здесь уже никакие инновации не помогут. Здесь нужны кардинальные, решительные меры.

Знакомясь с учебными программами разных этапов социалистического строительства в советской России, удивляешься планомерности, с какой в сознание детей внедрялись западные стандарты и как хитро выхолащивались глубинные качества русской души. Это как ржа, разъедающая металл. В разные периоды работа по такому разъеданию велась самыми разными способами – то введением новой бесовской орфографии, то отказом от урока как основного вида школьной работы, то внедрением западных программ-комплектов, напоминающих современное тестирование и систему единого государственного экзамена (ЕГЭ).

Почти всегда, на протяжении всего периода вплоть до нынешнего дня негласно поощрялось следование западным образцам, по крайней мере, работа в этом направлении черными технологами велась и, наконец, ныне заявила о себе во весь голос. Бакалавров-недоучек под крышей вузов у нас уже начинают готовить, что будет дальше – посмотрим. И кто такие эти бакалавры – Бог их знает. По-нашему, эти бакалавриаты надо бы отделять от институтов и университетов и называть их по старинке училищами и техникумами, только и всего. Просто и понятно. Но, как говорится, поживем – увидим.

Мы защитим русский язык – и он защитит нас…

Что же нам делать, чтобы на оголяющейся почве русской словесности вновь зашумела «живая дубрава народной речи»? И где нам искать этот всемирный простор?

Грустные вопросы наводят на грустные размышления, но мы не будем далее углубляться в подобную риторику, мы постараемся мыслить конкретно.

Мне кажется, нам вовсе не стоит и безсильно воздевать руки. Дело в том, что мы не безсильны, и просторы эти (во всех смыслах) и далеко не воображаемые, а вполне ощутимые, у нас есть. И у нас их пока еще никто не отнимал! И не отнимет! Только бы наши правители это тоже понимали. И понимая, предпринимали конкретные меры по защите русского языка, а стало быть, и этих просторов уже в географическом смысле.

Русский язык – наше духовное и материальное богатство, которым мы владеем по сей день. Именно он пробуждает в нас генетически присутствующее в каждом из нас национальное чувство, то самое чувство конкретной национальной самоидентификации, а правильнее сказать, ощущение в себе Русского Духа.

Русский язык – наша природная сила, которую у нас хотят и пытаются отнять. Но все эти шибко прогрессивные деятели, навязывающие нам иностранщину и порчу языка, явно просчитаются в своих расчетах, потому что они не учитывают одного: против Природы не устоит никто.

Русский язык – это и есть Природа, вернее, ее сакральная часть, ее тайный код, в котором зашифрована божественная мудрость. Конечно, это образ, но тогда почему идет такая борьба против русского языка, негласная, тихая, злобная, безпощадная? Да потому что черный пиарщик знает, что в языке – сила, сплачивающая народ. Отними эту силу – и не будет народа. Тут и осуществится его мечта о «золотом миллиарде» населения Земного Шара, который никак не допускает проживания русского народа на родной земле. И который вообще не нуждается в народе – ни в русском, ни в каком другом. Ему, этому черному пиарщику, нужны рабы для обслуживания его животных нужд. Вот потому-то и ведется эта тайная война с русским языком. И он, наш мужественный русский язык, несмотря ни на какие подлые «демократические», а вернее, демонические реформы, все еще держит нас на плаву.

Пока мы говорим на чистом родном русском языке – нам ничто не угрожает. Он нас бережет и защищает.

И еще. Мы сказали, что в русском языке зашифрована божественная мудрость, это так. Добавим, что в нем каким-то неведомым образом сосредоточены и отражены вселенские законы (вот они – всемирные просторы). Возможно, что русский язык – не изобретение человеческого ума. Было бы крайне самонадеянно думать, что из безформенного, безконечного хаоса человек, весьма ограниченный рамками земного существования, мог создать стройную и гармоничную систему в виде языка, которая упорядочивала не только его личное пространство, но всю общественную жизнь, причем, на долгие и долгие годы.

Русский язык пришел к нам из просторов Космоса. Нам было дано его услышать и им овладеть. Стало быть, посягая на русский язык, человек посягает на некие сверхданные законы Вселенной.

Сейчас даже ученые говорят, что все знания мы берем из ноосферы, вспомните учение В. И. Вернадского: «Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние – в ноосферу», – писал ученый [2]. Современные языковеды вторят ему. Например, Л. И. Скворцов пишет: «Зародившись на планете, ноосфера имеет тенденции к постоянному расширению, превращаясь, таким образом, в особый структурный элемент космоса, выделяемый по социальному охвату природы. Мы живем в мире сложных космических и планетарных взаимодействий. Ведь человечество – это часть тех взаимопроникающих сил, которые влияют на окружающий мир своей «мыследеятельностью» [9, с. 12].

Значит, мы осторожно можем сделать шокирующий вывод о том, что наш родной русский язык самостоятельно существовал и существует в этом бездонном эфире в виде таинственных знаков и волшебных числ, правильнее сказать, в виде стройной физико-математической системы. Воистину, Господь Бог – великий геометр. И нам, повторяю, было дано великое счастье обладания им, овладения этим уникальным знанием.

И не случайно он дан именно нашему народу – значит, у него есть великая цель, которая, возможно, состоит в сплочении людей, в их согласии и единении.

Кем это было дано? Это сложный вопрос, восходящий к тайне происхождения не только человека, но и всего Мироздания.

Но именно в силу того, что язык – творение Природы и Бога, он неустраним! И непобедим! Устранимы и победимы те, кто его не бережет и не защищает.

Значит, борьба с русским языком – это проявление борьбы с Богом, это богоборчество в чистом виде.

Значит, мы, его патриоты, обязаны не сидеть, сложа руки и молчать, видя его кощунственное убиение, а с высокой трибуны защищать родное слово, чтобы стать достойным примером для тех, кто придет вслед за нами. Ради этих благодарных и благородных потомков мы и будем стремиться к тому, чтобы на «всемирных просторах» в русском языке слышались только родные русскому сердцу, близки и понятные славянской душе глаголы.

Главное – понять самому и разъяснить каждому причину, почему мы должны защищать русский язык. Защищая его – мы защищаем Бога и его детище – великую русскую речь, а заодно и самих себя.

Защищая русский язык в его кристальной чистоте, мы сохраняем заключенные в нем вселенские законы, формулы его эфирных просторов, и он, сохраненный нами, той надмирной силою, данною ему Творцом, сделает все, чтобы сохранить и нас.

Вспомним судьбу мёртвых языков …

Повода для расслабления пока у нас нет, и думаю, появится он ещё не скоро, – действительность настолько ужасающа, что печальные выводы напрашиваются сами собой. Особенно пугает массовое появление в нашей речи последнего времени так называемых двухсоставных американизмов, которые пишутся через дефис: интернет-банкинг, блиц-перевод, макретинг-план, бренд-менеджер, офис-менеджер, поп-арт, поп-корн, хот-дог, бой-френд, уже упоминаемые дресс-код, тест-драйв, чип-тюнинг, краш-тест, бэк-офис, веб-сайт. Словно грибы после дождя появляются в огромном количестве словечки, типа: блок-бастер, боди-массаж, ноу-хау, мини-резюме. И скажите на милость, с каких пор привычную автобиографию, которую мы заполняли при приеме на работу, теперь обозвали резюме, хотя точное значение этого французского слова – краткое изложение сути речи, статьи.

Такие формы слов образованы самым примитивным способом (по принципу: что вижу – то пою), простейшим присоединением двух смысловых основ, но именно они становятся сегодня наиболее модными. Меду тем это есть не что иное, как упрощение языка, а значит, его деградация, а стало быть, постепенное приближение его гибели.

Гибель языка означает гибель народа. Это аксиома, подтверждение которой мы находим в истории. В лингвистике есть такое понятие, как мёртвые языки. Это страшное словосочетание означает, что когда-то на земле, в той или иной местности жил некий народ, может быть, он влачил жалкое существование, а может быть, и процветал. Как бы то ни было, у него существовали выработанные на протяжении определенного времени морально-этические представления, своя сложившаяся культура, язык. Но что-то произошло с этим народом – случился мор, началась война, пришли враги… Они отняли у него всё – его земли, богатства, сделали своими рабами его людей. В результате условия жизни для людей стали столь невыносимы, что они стали потихоньку вымирать. Началось повальное табакокурение, пьянство, смешение крови… Народ забыл о своих традициях и былом величии… Он погибал… Лишь отдельные, самые лучшие его представители еще как-то держались и пытались напомнить об этом собратьям, но над ними смялись и считали полоумными. Прошло ещё какое-то время, и этот народ исчез с лица земли. Осталось лишь название его языка, на котором он когда-то разговаривал. Но теперь этот язык стал мёртвым…

Ни одна живая душа не могла уже произнести ни единого слова на этом языке… Ни единого звука былой родной речи не могла услышать земля, на которой когда-то жили те ушедшие в небытие люди…

То, что мы рассказали – выдумка, но история знает подобные примеры.

Вот они, эти мёртвые языки: коптский – заменён арабским; хаттский – существовал на Северном Кавказе у жителей хеттов; шумерский язык – существовал в Месопотамии;  латинский – один из наиболее древних письменных языков ариев. Кроме того, известны три мёртвых языка из семьи майяских языков: майя, чольти и чикомусельтекский язык.

Можно ещё назвать санскрит, прародитель индоевропейских языков, хотя одни исследователи не признают его мёртвым, а другие и вовсе называют его древнейшей формой русского языка. Граница между языком мёртвым и живым существует, но она может быть поколеблена и нарушена. Например, латинский язык, являясь мёртвым, одновременно является официальным языком Ватикана. Известно также, что коптский язык используется и сейчас как культовый в некоторых народных обрядах.

Можно вспомнить ещё и язык друидов у кельтских народов, кельты исконно проживали на Британских островах, землях нынешней Великобритании.

Что означает само слово друид? – Жрец древних кельтов, а друидизм – религия древних кельтов, состоящая в почитании природы.

Друиды, являясь жрецами и поэтами, проживали очень обособленно от остальной части населения. По преданию, они владели некими сакральными знаниями, которые передавали лишь изустно. Но друиды у кельтских народов появились не на пустом месте, они появились у них после того, как освоили некие древние знания, заимствовав их у другого неизвестного народа, которые почитали природу и, в частности, имели культ дуба. Первоначально их называли друвиды, это сложное слово состоит из двух корней – дру со значением дерево, и вид со значением ведать, знать, то есть дерево ведающие, иными словами, природу знающие. И этим народом были славяне-арии, которые, как известно, имели культ деревьев и, в частности, культ дуба. А дуб испокон веков у славян – деревом Перуна.

Обратим внимание, что дуб – по-гречески drus, и нимфы деревьев у греков назывались… дриадами. Какая поразительная языковая связь, и она тем более поразительна, что своими корнями уходит в славянскую древность.

Известно также, что первыми друидами были… женщины, их называли друидессы.

А вот на каком языке говорили друиды – остаётся загадкой, хотя некоторые выводы мы можем сделать: они говорили на языке, очень близком к русскому языку, конечно, в его древнем виде.

И всё же язык друидов в изначальном виде – язык мёртвый, и теперь уже невосстановимый. Умирание языка происходит постепенно, сначала он стареет, то есть носителями его становятся представители старшей возрастной группы, и они, умирая, уносят с собой язык. Не хотелось бы, чтобы такая участь постигла нас, ведь демографическая ситуация в стране приобрела масштабы катастрофы.

О задаче всего мыслящего человечества…

Почему мы упорно говорю о чутье языка, генетической подоплеке языковых знаний? Да потому, что основанием наших знаний является все та же ноосфера. Кроме того, языковеды уже давно пишут о том, что в основе всех языков является некий единый праязык человечества. В разные годы о нем писали по-разному, и где только ни искали его корни. Потом ученые сошлись во мнении, что корни его связаны с санскритом, но ведь санскрит, как это уже доказано есть не что иное, как язык, близко родственный нашему русскому языку.

Более того, такие ученые, как Ф. И. Буслаев, Г. С. Лебедев, Д. Н. Овсянико-Куликовский, Б. А. Ларин, наши современники О. Н. Трубачев, Н. Р. Гусева научно доказали, что в русском языке есть словоформы, которые древнее санскритских. Среди них такие слова, как грех, книга, читать и другие. На это, кстати, указывал еще в 1993 году и академик Б. А. Рыбаков. Вот что он писал, например, о работе О. Н. Трубачева, который трудился в ту пору над уникальным словарем: «Вопрос языка важен чрезвычайно. Даже в первом приближении открываются дух захватывающие перспективы. В этом отношении принципиально важной является работа О. Н. Трубачева. Он сейчас составляет словарь славянского языка. Это будет уникальный как собственно по теме, так и по важности труд, в своем роде – первый в мировой науке. Думаю, всем интересно узнать, например, что еще задолго до принятия христианства нашим предкам были известны такие слова, как «бог», «святой», «вера», «рай», «дух», «душа», «грех». «закон». И все это не заимствования извне, как и слова «читать» и – что представляется особенно важным – «писать» [1, с. 181].

Постепенно языковеды стали высказывать мысль, что этим праязыком человечества был язык русский. Конечно, не в современной его форме, но основа, фундамент всех позднейших языков – славянская. Таким образом, русский язык – эта некая природная основа, сконцентрированная субстанция, божественная первоматерия, из которой впоследствии вышли все прочие языки. Ученый-арабист Н. Н. Вашкевич называет это языковой плазмой. Ничего антинаучного и ужасного в этом нет. Это просто надо понять и принять.

Но удивительно, что следуя этой логике, можно сделать неожиданный вывод: в  случае, если первооснова всех языков – русская, вопрос о заимствованиях просто отпадает. Но это не так.

С течением времени единый праязык развивался и видоизменялся, из него образовывались другие языки, постепенно и они меняли свой облик, одни устаревали и даже исчезали, другие появлялись. Появлялись и новые, присущие только этим языкам формы, которые и могли путешествовать из одного языка в другой. Поэтому, говорить о том, что заимствований нет и быть не может – неверно. Но надо говорить о том, что языковая первооснова – наша, славяно-арийская. Заимствования все же есть, и правильнее было бы назвать этот процесс перетеканием.

Логичный вывод, который мы делаем из нашего доклада, прост и ясен: защищать русский язык – значит беречь фундамент мировой культуры. Получается, что это задача всего мыслящего человечества.

Любовь Рыжкова-Гришина


Литература

1. Альманах исторических сенсаций / Составители: В. Гаркин и Дм. Осипов при участии Ю. Лубченкова. – М.: Раритет, 1993. – 240 с.

2. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере.

3. Иванов В. Нашъ языкъ. Из глубины. Сборникъ статей о русской революцiи. 1918. © «Im Werden Verlag». Некоммерческое электронное издание, 2008. http://imwerden.de.

4. Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев, Золотой теленок. Романы. – Ашхабад: Магарыф, 1982. – 512 с.

5. Классен Е.И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова / Е. И. Классен. – М.: Белые альвы, 2011.

6. Ломоносов М.В. Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Мудрого Первого или до 1054 года, сочиненная Михайлом Ломоносовым, статским советником, профессором химии и членом Санкт-Петербургской императорской и Королевской Шведской Академии наук. Полное Собрание Сочинений, т.6, – М. : Издательство Академии Наук СССР, Москва, Ленинград, 1952.

7. Розенталь Д.Э. и Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителей. Изд. 2-е, испр. и доп. – М. : Просвещение, 1976. – 543 с.

8. «Российская грамматика» А. А. Барсова. Подг. текста М. П. Тоболовой. Под ред. Б. А. Успенского. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. – 776 с. 2.

9. Скворцов Л.И. Экология слова, или Поговорим о русской речи : кн. для учащихся / Л. И. Скворцов. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Просвещение, 2007. – 208 с.

Словарик иностранных слов с указанием русских соответствий

Абсурд – нелепость.

Авизо – уведомление об исполнении расчетной операции.

Авто-леди – девушка за рулём.

Адекватный – подобный, соответствующий.

Альтернатива – выбор.

Аналогичный – подобный.

Андеррайтинг – проверка банком платежеспособности клиента, желающего взять кредит

Ассимиляция – уподобление.

Аська – аббревиатура ICQ от английского I seek you (ай сик ю), что переводится как я ищу тебя – программа для моментального обмена сообщениями).

Бизнес – дело.

Бизнес-вумен – деловая женщина.

Бизнес-леди – деловая девушка.

Бизнесмен – деловой человек.

Бизнес-план – деловой план.

Блиц-перевод – срочный денежный перевод.

Блок-бастер – дорогостоящий художественный кинофильм, отличающийся пышностью постановки. От англ. block-buster, буквально мощная бомба.

Боди – туловище.

Боди-массаж – массаж тела.

Бой-френд – парень.

Браузер (веб-обозреватель) – программное обеспечение для просмотра веб-сайтов, для запроса веб-страницы из сети интернет, от англ. Web browser

Бренд – торговая марка.

Бренд-менеджер – управляющий основным активом компании, брендом или рядом брендов.

Ребрендинг – изменение образа, имиджа.

Бэк-офис – бухгалтерия.

Ваучер – ценная бумага.

Веб-дизайнер, вебдизайнер – дизайнер, специалист по созданию страницы в сети интернет.

Веб-обозреватель (браузер) – программное обеспечение для просмотра веб-сайтов, для запроса веб-страницы из сети интернет, от англ. Web browser.

Веб-сайт, вебсайт (web-сайт) – страница в сети интернет.

Веб-специалист, вебспециалист (web-специалист) – специалист по созданию страницы в сети интернет.

Гламур – английское слово glamour возникло в средние века как вариант к grammar – грамматика, книга; развитие значений слова следующее: грамматика – сложная книга – книга заклинаний – колдовство, заклинания – чары – очарование. Ср. русское слово гримуар со значением книга заклинаний и фр. grimoire. В Оксфордском университете до сих пор есть должность профессора of glamour (грамматики).

Дебет – счет поступлений и долгов учреждению.

Дивиденды – доходы.

Дилер – представитель.

Дистрибьютер – распространитель продукции.

Доминировать – преобладать.

Драйвер – вспомогательная программа.

Дресс-код – форма одежды, требуемая при посещении определённых мероприятий, от  англ. dress-code – кодекс одежды.

Имидж – образ.

Инвестиции – вложения.

Инновационные – новые.

Интернет-банкинг – банковская технология, при которой доступ к счетам и операциям по ним предоставляется в любое время и с любого компьютера, имеющего доступ в интернет.

Кастинг – отбор.

Консенсус – согласие.

Корпорация – объединённая группа, круг лиц одной профессии, одного сословия.

Коррупционер – взяточник, вор.

Коррупция – взяточничество.

Краш-тест – испытание автомобилей на безопасность, представляющее собой умышленное воспроизведение дорожно-транспортного происшествия с целью выяснения уровня повреждений.

Креативный – творческий.

Кредит – счет кредитующего лица или учреждения.

Лизинг – продажа вещей в рассрочку.

Лобби – высокооплачиваемые закулисные дельцы, агенты крупных банков и монополий, оказывающие влияние при проведении законов, размещении правительственных заказов, нахначении «своих» людей на выгодные посты.

Логист – заведующий складом.

Лузер – неудачник.

Маржа – доход.

Маркетинг – комплексный подход к управлению производством и организации хозяйственной деятельности, основанный на учете требований рынка.

Маркетинг-план – план, по которому определяются маркетинговые цели и задачи и методы их выполнения. В маркетинг-план обычно входит аналитический обзор о состоянии рынка.

Маркетолог – исследователь спроса.

Менеджер – руководитель, управленец.

Мэр – глава города.

Ноу-хау – нововведение.

Нюанс – оттенок.

Оригинальный – подлинный.

Офис-менеджер – секретарь.

Паллиатив – полумера.

Паритет – равенство, равноправие сторон.

Пиар – технологии создания и внедрения образа объекта (товара, услуги, фирмы, бренда, личности) в ценностный ряд социальной группы, с целью закрепления этого образа как идеального и необходимого в жизни. Связь с общественностью или PR от англ Public Relations – связи с общественностью; сокращённо-жаргонное пиар.

Пиццемейкер – повар пиццы.

Поп-арт – популярное, общедоступное искусство, от англ. pop art, сокращение от popular art .

Поп-корн – воздушная кукуруза от англ. popcorn.

Плюрализм – многообразие.

Превентивный – предупреждающий, предохранительный.

Презентация – представление.

Президент – глава республики.

Промоутер – торговый агент; тот, кто продвигает какой-нибудь товар. Промо́утер – лицо или группа лиц, занимающаяся целенаправленной рекламой товара, услуги или известного человека с целью продвижения их на рынок. К ним также относятся наёмные рекламные агенты, принимающие участие в акциях. В числе задач, которые выполняют промоутеры: раздача листовок, рекламных материалов, дегустация продукции, выдача подарков за покупку, консультирование о конкретном продукте. Промоутер – распространитель, толкач.

Промоушн – продвижение.

Ратификация – утверждение.

Ратифицировать – утвердить.

Реабилитация – восстановление.

Ребрэндинг – обретение нового образа (имиджа), ре – приставка со значением назад, обратно, вновь.

Резюме – краткое изложение сути речи, статьи.

Реструктуризация – перестроение.

Референдум – всенародный опрос.

Рефлексия – размышления о своем психическом состоянии, склонность анализировать свои переживания.

Рецепшн – регистрация.

Риэлтер – продавец недвижимости.

Сабвуфер – акустическая система для воспроизведения самых низких частот.

Сайт – страница.

Саммит – встреча.

Секьюрити – охранник, сторож.

Сензитивность – повышенная восприимчивость.

Сервис – обслуживание.

Сиди-чейнджер (cd-чейнджер) – устройство для проигрывания компакт-дисков без их непосредственной смены вручную, от англ. CD-changer в значении менять диски.

Спонсор – меценат.

Супер – первая часть сложных слов, имеющая значение высшего качества или усиленного действия.

Супервайзер – работник торгового зала. Супервайзер в переводе с английского означает наблюдатель (supervise – наблюдать, контролировать). У иностранцев супервайзером называют линейного руководителя самого низшего звена – диспетчеров, начальников смены, который упрощает работу вышестоящего начальства. В России профессия супервайзера включает более узкое поле деятельности. Основная функция – контролировать работу торговых агентов или промоутеров. Супервайзер следит, чтобы промоутеры стояли в удачных местах, и чтобы у них всегда было достаточное количество рекламных материалов. Если что-то случается, супервайзер может оперативно переставить или заменить промоутера другим, подвезти внезапно закончившиеся материалы или помочь промоутеру, если нужно. Супервайзер решает все административные вопросы на своих точках и следит, чтобы промоутерам ничто не мешало работать.

Супермаркет – большой магазин.

Тахограф – прибор для записи скорости.

Тест-драйв – пробная поездка на автомобиле.

Толерантность – терпимость.

Тюнинг – улучшение.

Файл – папка, компьютерный документ.

Фаркоп – сцепное устройство для буксировки.

Фикция – обман, подделка.

Франчайзинг – договор, который заключают владелец прав на товар или услугу и лицо, которое готово распространять данный товар или услугу с использованием: образа, успеха, направления производственной и маркетинговой политики данного вида товара или услуги.

Функционировать – действовать.

Хэдлайнер –  в шоу-бизнесе –  «гвоздь программы», самый ожидаемый участник представления, концерта, фестиваля, как правило, выступающий в конце. От англ. headliner в значении автор заголовков, герой заголовков.

Хот-дог – сэндвич с сосиской или колбаской. Обычно содержит соус, чаще всего кетчуп или горчицу. От англ. hot dog в значении горячая собака.

Чейнджер – накопитель музыкальных дисков.

Чат – компьютерный способ общения в режиме реального времени; чатиться – общаться, «сидеть» в чате.

Чип – электронная схема на полупроводниковом кристалле. От англ. microcircuit, microchip, chip.

Чип-тюнинг – перепрограммирование компьютерных настроек автомобиля.

Эксклюзивный – единичный.

Электорат – избиратели.