Конференция «Наследие Владимира Ивановича Ламанского»

20 мая сего года в здании Международного фонда славянской письменности и культуры состоялась организованная МСОО Всеславянский Союз конференция «Наследие Владимира Ивановича Ламанского и его значение в наше время». Подробности мероприятия — в материалы специального корреспондента газеты «Русский вестник» Филиппа Лебедя

Владимир Ламанский и судьба славян

20 мая в Международном фонде славянской письменности и культуры состоялась научная конференция на тему «Наследие Владимира Ивановича Ламанского и его значение в наше время». Институт Русской цивилизации, который вместе с МСОО Всеславянский Союз стал организатором мероприятия, давно занимается изданием работ выдающихся дореволюционных и современных славистов. Труды В.И.Ламанского, выпущенные под общим названием «Геополитика панславизма», занимают почетное место в череде исследований, посвященных определению места России в мире, связи русских с родственными народами, выявлению их исторической миссии. По мнению ряда исследователей, его взгляд не потерял актуальности в XXI столетии, более того – дает пищу для размышлений в сложной геополитической обстановке сегодня.

Во вступительном слове директор Института Русской цивилизации, председатель Президиума Всеславянского союза, главный редактор газеты «Русский Вестник» доктор экономических наук О.А. Платонов напомнил, что с 2007 года осуществляется общенациональный проект – издание видных деятелей-славянофилов. За это время вышли в свет труды И.В. Киреевского, И.С. Аксакова, Ю.Ф. Самарина, А.С. Хомякова, М.Н. Каткова, А.А. Гильфердинга, А.Ф. Риттиха и многие другие. Но Владимир Ламанский остается особой фигурой, одной из ключевых личностей, отражающих возрождение общеславянской мысли. Вообще XIX век стал временем пробуждении славянского самосознания, которое на протяжении предыдущих столетий находилось в состоянии сна. Но поворотным моментом сам Ламанский считал Славянский съезд в Москве и Санкт-Петербурге 1867 года. В то же время в Европе уже активно протекал процесс объединения народов, в первую очередь, собирание Италии и Германии, но подъем славянского самосознания и курс на сближение воспринимались там в штыки, наделялись уничижительными характеристиками. Олег Анатольевич отметил, что недаром, по словам Ламанского, славянство выросло на бедах и бедами вскормлено. Владимир Иванович видел в отношениях с Западом постоянные попытки вбить клин между Россией и славянскими народами, подавить дух последних. Он же считал первостепенной целью борьбу за их соединение.

Также важно, что Владимир Ламанский был в числе первых ученых, предложивших свою концепцию славянской цивилизации. Он говорил, что европейскую историю составляет противостояние двух цивилизаций – греко-славянской и романо-германской. И если типичными характеристиками славянского менталитета он называл преобладание духовного над материальным, а общины над индивидуализмом, то для Запада – все наоборот. Поэтому Западная цивилизация планомерно шла по пути экспансии и эксплуатации, в то время как славянские племена занимались культурным хозяйственным освоением новых территорий. Государственной теорией для России Владимир Иванович считал концепцию «Москва – третий Рим». Следование ей очень болезненно воспринималось Западом, который, по мнению ученого, судил по собственной практике и предрекал в развитие этой теории захват новых территорий Российской империей. Однако, по убеждению Ламанского, данная теория подразумевает не претензию на мировое господство, а тяжелое бремя подержания миропорядка, христианских духовных начал и нравственных основ человечества, то есть – не подавление людей, а первенство в борьбе с мировым злом. В качестве мировой задачи России и славянства вообще он выводил освобождение человечества от ложного одностороннего развития и выведение из тупика, в который завел его Запад. Именно эти позиции видит в основе наследия ученого, подчеркивая их актуальность, О.А. Платонов.

Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук специалист в области конфликтологии, международных отношений, военной истории, генерал Л.Г. Ивашов поблагодарил Институт Русской цивилизации за продвижение отечественной геополитической мысли. Ранее геополитические исследования считались прерогативой Запада.

Еще в 1871 году в своей докторской диссертации В.И. Ламанский предсказывает новое цивилизационное столкновение германцев и славян – после того, как Германская империя решит свои дела с Францией. Помимо германо-романского и греко-славянского, он также выделяет особый азиатский путь бытия. Он развивает евразийскую концепцию Н.Я. Данилевского, утверждая, что пространство Евразии – фактический центр мира, и все развитий цивилизаций связано с расширением евроазиатского пространства. Африка, другие континенты и острова вторичны, ибо Евразия – место, откуда волнами распространялись по свету все племена со своими знаниями и достижениями. При этом Владимир Иванович разделял евроазиатское пространство на собственно Европу, Азию и некий Срединный мир, где «Азия уже кончается, но Европа еще не начинается». Он выводит его по особенностям обычаев и религиозных традиций населяющих эти территории народов. При всех нюансах Европейский мир нельзя назвать единым или однородным; можно выделить 6 основных частей – центров тяготения: Англия, Франция, Германия, Италия, Испания и Скандинавия. Леонид Григорьевич подчеркнул, что сегодня Европа еще меньше претендует на роль реального центра, когда фактически управляется Соединенными Штатами Америки. Азиатский мир тоже разобщен, лишен доминирующей народности и религии. Зато в Срединном мире все скреплено славянским этносом и восточным христианством – Православием. Именно поэтому генерал озаглавил свой доклад «Россия как Срединный мир». По мнению Л.Г. Ивашова, многие другие народы сами тянутся к русским и даже стремятся перенять русский образ жизни, поскольку видят в России охранительный характер обитания – в противовес хищническому подходу Запада.

Генерал Ивашов не мог не вспомнить и философа-русофила Вальтера Шубарта, констатирующего утрату Европой духовных начал и видевшего для нее спасение только в России. В 30-е годы – времена торжества национал-социализма в Германии и строительства коммунизма в России – этот немец, не признающий оба режима, рассуждал, что Европа – царство деловитости, а Россия – родина душа, и русский человек глубоко укоренен в вечности. По Шубарту, англичанин смотрит на мир как на собственную фабрику, француз – как на салон, немец – как на казарму, русский – как на храм. Англичанин жаждет добычи, француз – славы, немец – власти, а русский – жертвы. Также он отмечал тягу русского к познанию, говоря, что европеец читает книгу, желая узнать конец, а русский – чтобы узнать о себе. В этом постоянном соприкосновении с божественным началом мира немецкий мыслитель видел преимущество русских и панацею для испорченной прагматизмом и материализмом Европы.

Ученый-политолог, публицист и общественный деятель, доктор исторических наук С.В. Лебедев выступил с докладом «Идеология панславизма и вклад В.И. Ламанского», который начал с того, что панславизм изначально возник не как стройная концепция, а как немецкая страшная история о том, как славянские народности вдруг объединятся и сметут хрупкую Европу. К этому времени практически все они были лишены собственной государственности, являясь населением нескольких империй. К тому же некоторые представители элит даже не хотели причислять себя к славянам, как, например, в шляхетских родах стало модно относить себя к сарматам. Современная политическая карта тоже не вполне соответствует картине расселения славянских племен. Так, множество славян проживало ранее в Будапеште, значительной частью населения Вены были чехи, предки словенцев занимали большую территорию, чем Словения, зато столица Словакии Братислава (Пресбург) была чисто немецким городом. В Российской империи долго открещивались от панславизма, что докладчик считает логичным, ибо даже поднимающиеся против османского ига народы часто выступали с левых позиций. Правда, это не мешало Фридриху Энгельсу утверждать, что славянское демократическое движение рождено в кабинетах Петербурга.

Сергей Викторович констатировал разобщенность славянских народов даже в период популяризации объединительной идеи в XIX веке. Тогда обсуждалась возможность введения общеславянского языка, что послужило бы мощным фактором объединения. Ламанский выделял чехословацкий язык, очевидна общность сербо-хорватского языка, но сами сербы и хорваты не признают его единым. В Польше творил Адам Мицкевиц – ярый русофоб. Создателем литературного русского языка считается А.С. Пушкин, в то время как половина дворянства Российской империи вообще происходила из остзейских немцев. У некоторых, вроде хорватов, подолгу существовали две литературные нормы. И хоть принятие общего языка способствовало бы единению, важнее для народов было выжить во враждебном окружении, поэтому они отстаивали свои языки. Сегодня полякам и чехам грозит депопуляция, как и старой Европе в целом. Если к 2025 году среднестатистическими европейцами, как предполагает Сергей Лебедев, станут ближневосточный мусульманин, мулат и гомосексуалист, то ему очень хотелось бы, чтобы славяне сохранились, а не разделили участь вымирающих западных народов. Докладчик заключил, что Ламанскому и его единомышленникам приходилось продвигать свои идеи в условиях полной раздробленности, но умер ученый вовремя, в 1914 году, увидев начало борьбы славянства с германством, но не застав трагедию 1917 года. Зато его наследие не устарело и продолжает осмысляться столетие спустя.

Кандидат исторических наук, член-корреспондент Кирилло-Мефодиевской Академии Славянского Просвещения П.В. Тулаев выступил с докладом «Роль Ламанского в подготовке Всеславянского съезда». В мае 1867 года состоялся съезд, приуроченный к первой Этнографической выставке. Одним из родоначальников его созыва, помимо М.П. Погодина, считается протоиерей Михаил Раевский – настоятель русской посольской церкви в Вене. Через него осуществлялась помощь сербам и болгарам; за многолетнюю службу он успел познакомиться с видными представителями славистики и национального движения, как сербский лингвист Вук Караджич и словацкий филолог, поэт и общественный деятель Людовит Велислав Штур. Ламанский восемь раз пытался опубликовать послание Штура, которое, вероятнее, принадлежит самому М.Ф. Раевскому. Тот предлагал послание на швабском диалекте, и тогда Ламанский перевел его на русский и, наконец, напечатал. Консенсус удалось найти, несмотря на то, что православному консервативному мировоззрению Владимира Ивановича противостояли радикальные взгляды протоиерея Михаила Раевского, близкого к революционеру-анархисту М.А. Бакунину. Полное объединение вокруг Российской империи последних не устраивало, но они могли принять русский как язык международного общения для славян.

К самой Этнографической выставке прислали дары и сообщения из разных славянских земель, ее посетил император Александр II с семьей и многие важные государственные фигуры. Делегация славян составляла всего 80 человек, но зато их принимала вся Российская империя. Поезд шел через города Польши, Вильну, Петербург, и всюду русские встречали удивленных славянских гостей с распростертыми объятиями – именно как родных братьев.

Павел Владимирович добавил, что заслуга Ламанского в разработке славянского вопроса также в многотомных исследованиях и в создании целой плеяды последователей в сфере географии, этнографии и славистики, каких как Н.В. Ястребов, Т.Д. Флоринский, Р.Ф. Брандт, К.Я. Грот. Кроме того, Ламанский еще до Ивана Ильина и Николая Бердяева использовал термин «самосознание» в своих трудах. Он формировал собственную православную евроазиатскую школу.

Историк Д.П. Золотарев поведал о «Греко-славянской цивилизации», назвав Ламанского предтечей цивилизационного подхода в изучении истории. Путь греко-славянской цивилизации ученый видел в сближении вторгшихся в Византийскую империю, а частично привлеченных в нее славян с греками. Вхождение в культурную сферу греков повлияло на формирование и развитие славянских народов, обозначив вектор на достижение византийского уровня. Кирилл и Мефодий символизируют зарождение новой исторической общности, а возникшая следом богослужебная литература на церковно-славянском языке стала плодом греко-славянской цивилизации. Несмотря на то, что в итоге православная культура закрепилась далеко не везде, однозначной победы романо-германской альтернативы уже удалось избежать. На XII-XIII века выпадает момент, когда Болгарское царство претендует на роль нового центра после установления патриаршества и захвата Константинополя крестоносцами. Но царю не удалось побороть в болгарах неприязнь к грекам, которые, в свою очередь, перенесли столицу в Никею. В XIV веке на роль нового лидера претендовала Сербия под началом Стефана IV Душана, но он умер, не реализовав свой замысел объединения. Увлеченные постоянной борьбой между собой и с латинянами, славяне распыляли силы и пропустили османскую угрозу, что впоследствии обрекло их на многовековое иго. В последней своей работе «Житие Святого Кирилла» Ламанский рассматривает отношения древней Руси с Византией, а затем возможность распространения греко-славянского наследия по России.

Главный редактор интернет-портала «Русская народная линия», публицист А.Д. Степанов отметил важность обращения к дореволюционному наследию, в лоне которого, в частности, сформировался консервативный ответ на лозунг Французской революции «Свобода, равенство, братство» – триада «Православие, Самодержавие, Народность». Еще выдающийся поэт и публицист Федор Тютчев утверждал, что в Европе есть только две силы – Россия и революция. Сегодня, по мнению Анатолия Дмитриевича, когда либерализм умирает и создается идеологический вакуум, необходимо обращаться к старому забытому источнику новой русской идентичности – к консерваторам – от славянофилов до белоэмигрантов и до советских почвенников. Он предполагает реализацию идей Ламанского в том, что целостная консервативная Россия станет ответом современному миру, либерально-гуманистические ценности которого нивелируют саму жизнь.

Научный сотрудник Отдела восточного славянства Института славяноведения РАН М.Ю. Дронов рассказал о взглядах Ламанского на русинский вопрос и о его учениках – специалистах-картографах и этнографах. Председатель Межрегиональной общественной организации «Объединение русинов» А.В. Фатула говорил о русинах Закарпатья, их нынешних чаяниях и тех, кто пытался помочь им еще в XIX веке. Юрист и публицист В.М. Ерчак предупредил о возрастающей дезинтеграции Белоруссии с Россией и Русским миром вообще.

Председатель конференции О.А. Платонов выразил уверенность, что река русской мысли, берущая начало с древних времен, никогда не пересохнет, а также сообщил, что в будущем планируется провести встречу, посвященную забытому ныне ученому – картографу, этнографу, генерал-лейтенанту А.Ф. Риттиху.

Филипп Лебедь