Проблема единства славян в философии «московской школы»

Ярослав мудрый

Судьба славянской цивилизации глубоко трагична. В современное время особенно остро стал вопрос о единстве славян, к которому обратились ещё в XIX в. представители «московской школы»: возникла геополитическая угроза существованию славянского мира. Расширение НАТО на Восток за счет включения славянских государств есть продолжение все той же политики «Дранг нах Остен», в результате которой погибли или были ассимилированы многие славянские народы.

Одноосевая «технотронная» (В.Л. Калашников) цивилизация с её опорой на технологии высокого уровня навязывает миру американские стандарты, подавляя всё, что не соответствует западным стереотипам в идеологии и культуре. В борьбе за рынки сырья активно используется принцип «Разделяй и властвуй!». В результате этого мы, с одной стороны, получили разорванный славянский мир (распад крупных государств СССР, Чехословакии, Югославии), а с другой – объединённую Германию, «неразъединённую» Англию и пр. Современное славянство переживает драму расчленения, уничтожения государственности, подавления и даже истребления. Но стоит ли думать о славянстве, когда Россия по-прежнему в поисках своего места в истории?

Часто можно услышать от коллег-философов мысль о том, что нужно решать национальные вопросы, а не думать о братьях-славянах, которые, за исключением сербов, быстро вступили в НАТО, что К.Н. Леонтьев прав в своих высказываниях о том, что у славян отсутствует идея славизма. Потрясает и мысль белого генерал-лейтенанта А.К. Сахарова о том, что русские страдания и русская боль, перешедшие все границы, во многом стали последствием болезни панславизма:

«В жилах русских течёт не только славянская, но и туранская кровь. […]. Под русскими знамёнами стояли как сыны её – и русские, и кавказцы, … и буряты, татары, киргизы, туркмены, калмыки …. в то время как чисто-славянский народ, поляки, был на всём тысячелетнем историческом пути России заклятым и непримиримым врагом её»

(«Чешские легионы в Сибири»).

Современный польский философ А. И. Доронченков дал следующее уничижительное определение «славянской идее»:

это «есть особая неразвитая форма самовыявления через осознание этнической родственности всех славян и их принадлежности к единой наднациональной общности, к так называемому славянскому народу или нации».

Однако Россия, по прежнему, — сердце славянского мира. Славяне составляют исключительное её большинство, и, помимо русских, на её территории проживают украинцы, белорусы, поляки, сербы, болгары, чехи, словаки и другие представители славянских народов, поэтому она не может и не должна в своей внешней и внутренней политике игнорировать славянский вопрос, историческую общность славян. Существует всеславянское движение (см. Кикешев Н.И. Славяне против фашизма. М., 2005.). Его необходимо направлять. Чтобы консолидировать славян и указать путь – куда двигаться славянскому миру в условиях глобализации, важно философски осмыслить славянскую идею, фальсифицируемую на Западе. Мне близка точка зрения Александра Алексеевича Киреева, который считал, что

«Россия, отказавшись от роли главы славянства, отдаст тем самым его в жертву Западу и, вытесненная из сферы своих интересов, утратит значение европейской державы, «застынет хуже Китая».

На роль главы славянства претендует, к примеру, католическая церковь, которая объявила Кирилла и Мефодия посланниками папы, ратующего за просвещение славян. Странной показалась мне и последняя конференция «Слово и письмо славян», которая проходила в октябре 2014 г. в Нитре. На этой встрече славянских общин не было представителей из России. Им, как потом оказалось, просто не прислали или прислали слишком поздно приглашения для оформления визы в Словакию. Всё это, конечно, неслучайно: за спиной поборников славянского единства без восточных славян, особенно без русских, стоят определённые силы, заинтересованные в расколе международного всеславянского движения. Объединённый славянский мир представляет реальную угрозу тем силам, которые претендуют на мировое господство.

Мауро Орбини славянское царство
Мауро Орбини «Славянское царство», 1601г.

Основоположником славизма называют Мавро Орбини, бенедектинца-хорвата, который написал в 1601 г. книгу «Славянское царство», ставшую энциклопедией всего славянского рода. Однако, как мне кажется, в его труде, который стоит у истоков славяноведения, не прослеживается главное – славянская идея. Этот источник, хотя и в сокращённом варианте, безусловно, был известен представителем «московской школы». Предисловие к ней написал ученейший соратник Петра Феофан Прокопович, творчество которого, как известно, изучал Ю.Ф. Самарин. На труд Орбини мог вполне опираться и А.С. Хомяков при написании своей «Семирамиды». Использовал перевод Орбини в работе над своей «Историей Российской» и Василий Татищев. Уважительное отношение к труду Орбини проявил такой известный знаток истории, как И. Н. Голенищев–Кутузов. Однако это всегда оставалось в тени: труд Орбини практически игнорировался отечественными историками, а редкие упоминания о нем сопровождались высокомерными отзывами, обнаруживавшими поверхностное знакомство их авторов, в лучшем случае, с переводом петровского времени.

Согласно Орбини, от Иафета, старшего сына Ноя, пошли славяне, а от них — многие европейские народы: шведы, финны, готы, даки, норманны, бургундцы, бретонцы, литовцы, латыши и др. Интересно, что с точки зрения ректора киево-братской коллегии – учёного монаха Иннокентия Гизеля, праотцем всех славян был Мосох, шестой сын Иафета, внук Ноев (Синопись или краткое собрание от разных летописцев о начале славяно-российского народа» Киев, 1674). Согласно этим источникам, славяне не раз завоёвывали Рим, помогали македонским царям, Филлипу и Александру, за что получили «грамоту на пергаменте золотом писанную в Александрии». Славяне «начальствовали над многими людьми», им были подвластны Азия, Африка и Европа. И только генетическая память о былой славе (отсюда – славяне) позволила этому племени сохранить свою этническую идентичность, несмотря на жёсткую историческую реальность. Хочу привести пример из истории Сербии, которая 500 лет находилась под властью турков-мусульман. Казалось бы рабство и духовное, и физическое, так красочно описанное в труде немецкого историка Леопольда фон Ранке, должно было стереть память о былом величии этого народа. Но этот удивительный народ оказался несломленным, упорно отстаивая свою независимость, свою веру даже через пятьсот лет (Леопольд фон Ранке «История Сербии по сербским источникам» М, 2013). О том, что на славян меньше, чем на другие народы, действует информационная пропаганда указывают и современные западные политики (см. Интервью с А.И. Фурсовым). «Славянский народ», согласно Орбини, был самым сильным, так как Ной благословил Иафета править и защищать, как Царь, и обучаться оружию, как Воин. Однако, приписав вандалов к славянам, Орбини тем самым признал, что и неимоверная жестокость также была присуща этому непобедимому племени.

Первым идеологом славизма, с моей точки зрения, следует назвать Юрия Крижанича, который противопоставил славяно-русский Восток и инороднический Запад как два особых мира, два резко различных культурных типа. Он сформулировал славянскую идею так: «Наш народ — средний между «людскими», культурными народами и восточными дикарями, и как таковой должен стать посредником (выделено мной – С.С. ) между теми и другими».

Славянское движение разделяют на три этапа: панславизм, неославизм и новое славянское движение, основной чертой которого является антифашистская направленность. В рамках моего доклада я не смогу содержательно раскрыть все эти этапы, и остановлюсь только на первом.

Панславизм делится на австрославизм и славянофильство. Само понятие «панславизм» кажется туманным многим славистам. Даже А.С. Панарин, которого процитировал в своей статье профессор Бранимир Кулианин, ставил панславизм в один ряд с пангерманизмом и атлантизмом. Всё это, с точки зрения Панарина, различные виды национализмы. А.Г. Гачева, специалист по творчеству Н.Ф. Фёдорова, сделала доклад «Германизм – Славянство – Вселенскость», отдав приоритет «вселенскости». Председатель Всеславянского собора Николай Иванович Кикешев считает, что цивилизационная по своей сути славянская идея, как, занимает промежуточное место между национализмом и интернационализмом.